Только зря она ехидну эту на груди пригрела – я вечор сама видала, что булки в лавке стоят куда меньше, чем эта девка говорила. — Ну, я неудачно выразился, ладно, забудем. — Забудем, — покладисто кивнула девушка, радуясь, что брат больше не злится и, выискивая тему, чтобы

Завещание волка. Глава 6.

Приглянувшийся Бенедикту дом находился весьма далеко от Верхнего города, в котором жила Мадлена. Катрина, случись ей добираться до нового жилища самостоятельно, уже давно бы заблудилась в хитром переплетении улочек Хоррхола. Единственное, что ей запомнилось – то, что шли они все время вниз, несколько раз спускаясь по каменным лестницам. А потом воздух стал влажным и прохладным, и в просветах между домами показалось море.
- Мы идем в порт? – поинтересовалась Кати.
- Не совсем, но близко. Прости, сестренка, но состояние не позволяет нам снимать жилье рядом с тетушкой. Впрочем, думаю, тебе здесь понравится.
Девушка недоверчиво хмыкнула, припомнив запах рыбы и не слишком трезвую публику в районе «Бархатных кущ». Впрочем, брат оказался прав – небольшой домик под красной черепичной крышей выглядел мило, а ухоженный розовые кусты у крыльца придавали жилищу немного сказочный вид. Низкая калитка палисадника пронзительно заскрипела и в дверях тут же показалась румяная толстуха в белоснежном чепце.
- Добро пожаловать, сударь, - расплылась она в радушной улыбке, - никак, решили поспешить со въездом? Ну, и правильно, чего время зря терять? Дом уж, поди, давно готов, да гостей ждет. А с вещами-то, извозчик будет?
- Жени, это моя сестра – Катрина Харт, - прервал поток толстухиного красноречия Бенедикт, - и пока я просто показываю ей жилище.
- Ну, и замечательно, - тут же старательно закивала женщина, - вот и я говорю – сначала семь раз отмерь, а потом отрежь. Спешить в таком важном деле негоже. Вам чаю сделать, али чего покушать изволите? У меня как раз и пироги подошли.
- Спасибо, мы ненадолго, - Бен натянуто улыбнулся и потянул сестру внутрь.
- Кто это? – страшным шепотом спросила девушка, когда они со скоростью, очень уж напоминающей бегство, миновали гостиную и очутились в небольшой комнате.
- Женевьева, - сделал страдальческое лицо Бенедикт, - хозяйская экономка. Лицо, приставленное к дому и входящее, так сказать, в набор. Знаешь, пообщавшись с ней намедни, я невольно стал подумывать, а уж не от экономки ли они сбежали?
Катрина громко расхохоталась, а потом прикрыла рот ладошкой – мало ли, услышит еще.
- Что, совсем невыносима?
- Трещит без умолку, - Бен поморщился и вздохнул.
- Ай, привыкнем, - Катрина беззаботно махнула рукой, - к тому же, пироги печет. Она что, и кухарка заодно?
- Да, вроде, нет, - брат пожал плечами. – Знаешь, иволга, когда мы переедем, я лично доверю тебе разобраться с прислугой.
- А надолго ли уехали хозяева?
- Сказали, что на год, самое малое. По весне известить обещались.
- Угу.
Катрина пошла по комнате, разглядывая обстановку. А еще руки так сами и тянулись все потрогать – и теплый медовый бок деревянного шкафа, украшенный темными вставками из вишни. И прохладный мрамор, которым был выложен камин, и безделушки на каминной полке – чашечки, статуэтки, вазочки. Кровать под бархатным балдахином смотрелась уютно, а по ворсистому темному ковру хотелось тут же пройтись босиком.
- Мне здесь нравится, чур, моя спальня будет! - заключила девушка и высунулась вслед за братом в окошко. Оно выходило на задний двор и от открывшегося вида у Кати на мгновение перехватило дух. Оказалось, что дом стоит почти у самого обрыва – прямо за разросшимися у заборчика кустами кизильника земля заканчивалась и открывалась глубокая синь с белым мельтешением орущих чаек. Кати глубоко вдохнула влажный соленый ветер, ринувшийся в лицо, и счастливо рассмеялась.
- Я же говорил, - самодовольно усмехнулся брат, а потом вдруг склонил голову к плечу и прислушался.
За дверью что-то загремело, а вслед издалека донеслись ругань и визг.
- Это что, экономка? – испуганно спросила Катрина, соображая, чего же они с братом успели натворить, чтобы вызвать такой всплеск негодования.
- Вроде, - пожал плечами Бен. - Пойдем, посмотрим?
- А я тебе говорю, чтобы ноги твоей тут больше не было! – донеслось до Хартов, как только они вышли из спальни. – Было сказано, господа уехали и в твоих услугах теперь не нуждаются!
В ответ чей-то голос упрямо бубнил что-то монотонное и неразборчивое.
Бенедикт хмыкнул и пошел на звук, Кати отправилась следом. Они миновали аккуратную кухоньку, сияющую начищенной посудой, и брат решительно дернул занавеску, закрывающую черный ход. В заставленном корзинами и пустыми кадками коридоре, спиной к ним, уперев руки в бока, возвышалась монументальная фигура экономки.
- Что там, Жени? – повысил голос Бен, и Кати немного удивилась, насколько властным может быть брат.
- Дык вот - толстуха обернулась от двери, возмущенно охнула и постаралась ухватить юркнувшее мимо нее проворное тело. Цапнула воздух и, взревев, бросилась, было, на худенькую личность, чуть не врезавшуюся в живот старшему Харту. Бен придержал взлохмаченного оборванца и строгим взглядом заставил экономку замереть на полдороги.
- Это еще кто? – поднял бровь Бенедикт. – Жени, будь добра, отодвинься в сторону, ты мне свет загораживаешь.
- Я – Юльке, - заявило чумазое создание, ничуть не смутившись, и подняло на мужчину васильковые глаза, опушенные изумительно длинными ресницами.
- Девчонка? – Катрина изумленно посмотрела на брата.
- Пф - сказала Юльке и обиженно задрала нос.
- Совершенно верно, сударь, - подала возмущенный голос Жени, - бесстыдница, а еще воришка и лгунья!
- Когда это я врала? – вскинулась бродяжка.
- Врала вот! – толстуха непримиримо поджала губы.
- Так, замолчали обе! – гаркнул вконец замороченный Бенедикт. – И, давайте по порядку! Женевьева, что это за чудо лохматое?
- Бродяжка. – Экономка смерила девчонку убийственным взглядом. – Хозяйка наша, доброй души человек, пожалела сиротинушку, вот и давала той поручения всякие. То в лавку сходить, то письмо какое отнести. Ну, и платила, конечно. Только зря она ехидну эту на груди пригрела – я вечор сама видала, что булки в лавке стоят куда меньше, чем эта девка говорила.
- Так, поднялись цены-то, - Юльке честными глазами уставилась на Хартов, а потом сморщилась и, кажется, собралась реветь. - Что же мне теперь делать прикажете? Кормильцы забросили, не иначе, помирать сиротинушке с голоду-у
Бенедикт выругался сквозь зубы. Катрина, зная, что брат слез не выносит – сама не раз этим пользовалась – восхищенно посмотрела на девчонку. Интересно, как та умудрилась так быстро его раскусить?
Юльке же упоенно захлюпала носом и стала размазывать слезы по грязным щекам. Катрина попыталась навскидку определить возраст бродяжки, но засомневалась. Маленькая, тщедушная, с торчащими немытыми патлами неопределенного цвета, девица с одинаковым успехом могла оказаться и подростком, и ровесницей самой Кати.
- Женевьева, - Бенедикт поднял на служанку страдальческий взор, - ты там чего-то про пироги говорила?
Толстуха налилась краской, и даже дар речи на время потеряла. Юльке сразу прекратила реветь и подняла сияющие глаза на Бена: - Вы такой! Такой добрый! А можно, я потом еще зайду?
- Ну, и наха-алка - протяжно выдохнула Жени.
- Э потом. Как-нибудь. – Старший Харт кашлянул и сурово глянул на экономку. – Дай ей парочку, и пусть идет.
- Зря вы это, - снова поджала губы женщина, но, с пыхтением протиснувшись мимо новых хозяев, на кухню все же отправилась.
- А ты подожди за дверью. – Бен легонько подтолкнул бродяжку к выходу и облегченно вздохнул, когда они с сестрой остались одни.
- Может, ну его, этот дом? – прошептала Катрина, пожалев брата. – Связываться с этими скандалистками? Мадлена же нас не гонит.
- Я не привык сидеть на шее, - Бенедикт тяжело пожал плечами, - и, потом, я уже подписал договор и внес задаток. Ничего. – Он взъерошил русые волосы и неожиданно лукаво улыбнулся. – Уверен, ты справишься.
- Чего-о? – Кати округлила глаза. – Хочешь сказать, что отныне разнимать этих двоих придется мне?
- Ну, я же сказал, что ты будешь командовать прислугой. – Бен погладил по голове надувшуюся Катрину. – Не думаю, что найдя работу, стану часто бывать дома. И, потом, для тебя это будет хорошей школой перед замужеством.
- Каким еще
Но тут появилась Женевьева, таща покрытую белоснежной тряпицей корзинку, Кати замолчала и шагнула за бочку, уступая дорогу. С оскорбленным видом экономка проплыла мимо новых хозяев и, выйдя на крыльцо, выразительно хлопнула дверью.
- А корзинка-то у нее не маленькая, - фыркнул Бенедикт. – Я думал, она ограничится чем-то меньшим.
- Может, она добрая? – с сомнением покосилась на дверь Катрина, - или корзины поменьше не нашлось, а в ней на самом деле и пусто вовсе?
Брат с сестрой переглянулись и одновременно расхохотались, очень сейчас друг на друга похожие.
- Пошли отсюда, – Бенедикт кивнул в сторону кухни. – Еще раз лицезреть эту парочку свыше моих сил.
- А я-то хотела морем полюбоваться, - вздохнула девушка.
- Тогда подождем, пока путь свободным станет, – Бен подмигнул. – Заодно и пирогов отведаем.
Вернувшаяся Жени страшно возмущалась, что хозяева сами налили себе чаю, да еще и в столовой расположиться не пожелали.
- Ну, как же так-то - расстроено бурчала экономка, отнимая у Кати нож и ловко нарезая куски сочившегося мясным духом печева, - что же вы, аки чернь какая с посудой управляетесь
Бенедикт попытался было успокоить толстуху, но вскоре понял, что переубедить Жени не удастся и, поспешно сунув остатки пирога в рот, кивнул сестре. Они наскоро распрощались и, сопровождаемые трагическими вздохами Женевьевы, вышли через черный ход.
- Красиво - Катрина не спеша подошла к низкому забору и, отщипывая черные ягодки кизильника, с интересом стала разглядывать круто уходящий вниз берег. – Как думаешь, здесь можно к морю спуститься?
- Даже не мечтай, - строго сказал Бен и, присоединившись к сестре, щелчком отправил ягоду в рот, - руки-ноги переломаешь. Да, и что за нужда? Там внизу все равно сплошные камни, да и море тут неспокойное. Холодное, к тому же.
- Я купаться хочу, - уперлась Кати, - смотри, вон там, кажется, тропинка?
- Так, душа моя. – Бен крепко ухватил сестру за руку и потянул к боковой калитке, - если тебе так приспичило, я поговорю с местными, и мы съездим на пикник. Но тут спускаться – не смей. Увижу – не посмотрю, что такая деваха вымахала - выпорю.
- Ладно – ладно, - вздохнула Кати, - домой пойдем? Кстати, а когда ты хочешь переезжать?
- Думаю, завтра. – Они вышли на дорогу и Бен заозирался по сторонам. – Вещи мы толком не распаковали, тем проще. Наймем поутру извозчика. А сейчас давай-ка сходим по одному делу. – Мужчина наконец определился с направлением и кивнул на уходящий вниз переулок. – Нам туда. Раз уж мы оказались недалеко от порта, хочу отдать долг.
- А-а - Катрина вспомнила вульгарную девицу Ирену. – А ты уверен, что она сейчас дома?
- Нет, но поискать стоит.

В «Бархатных кущах» царила суета и, едва войдя, Катрина чуть не врезалась в грудь человеку в доспехе городской стражи.
- Закрыто! – рявкнул кто-то и, выглянув из-за плеча стражника, Кати увидела худого брюнета, одетого в черное. Тот полыхнул на вошедших агатовым взглядом и снова вернулся к прерванному занятию – тряске за плечи бледной девицы.
- Яя вправду не хотела, - заикаясь, твердила бедняжка и, приглядевшись, Кати узнала Лею – товарку Ирены.
- Да-а? – яростно заорал черноволосый. – Месяц! Она пролежала у тебя под кроватью целый месяц, пока я, сбившись с ног, искал ее по всему Хоррхолу! И после этого ты заявляешь, что невиновна?
Девица стала что-то неразборчиво бормотать, а стражник тем временем ухватил Бенедикта за плечо и попытался выставить за дверь. Глядя, как брат стремительно бледнеет от злости, мисс Харт тихонько ойкнула – только драки сейчас не хватало.
- Пропусти, - раздался встревоженный голос и, оглянувшись, Кати увидела поспешно входящую в холл Ирену. – Это ко мне!
- Не велено! – рявкнул стражник и почти пинками выставил Бена на улицу. Кати и Ирена, переглянувшись, юркнули следом.
- Вот гад, - сплюнув, прошипел Бенедикт и мрачно уставился на развеселившуюся вдруг шлюшку. – И чего смешного?
- Ой, прости. Я не над тобой, - девушка помотала головой и снова захихикала, - вот уж дура. Лея-то.
- А что там? – Катрина с любопытством покосилась на дверь.
- Отойдемте-ка в сторонку, - отсмеявшись, Ирена поправила белоснежную рубашку с рюшами, дерзко открывавшую загорелые плечи, - не хочу оказаться на дороге, когда эту кошку в узилище потащат.
Бен мрачно кивнул, и они пошли по растрескавшейся мостовой, следом за Иреной, ввертываясь в потную толпу, огибая груженые телеги и сновавших носильщиков. Несмотря на вечер и близость моря, в порту было жарко, безветренно, а в воздухе висел стойкий запах рыбы, гниющих водорослей и конского навоза.
- Тут длинная история, - перекрикивая гомон и ругань, вещала Ирена, - и началась она пару лет назад, когда наш дорогой Ворон не на шутку увлекся Габи. Ну, это одна из наших девушек. Вообще-то на Ворона то не слишком похоже, нежные чувства не для такого циничного типа, но тут будто переклинило. Не зря говорят: «Последняя песня стареющего мужчины самая неистовая».
- А этот, черный, был хозяин, да? А Лея, она что, жена ему? – Кати восхищенно внимала рассказу портовой проститутки. Быв в душе особой весьма романтичной, с бурлящими страстями в повседневной жизни мисс Харт сталкивалась нечасто.
- Скажешь тоже, жена, - презрительно фыркнула Ирена, сворачивая в тихий переулок, с одной стороны отгороженный массивными плитами от масляно блестящей воды гавани. – У него таких жен было
- А, может, не стоит смущать девушку такими разговорами? – Бенедикт возмущенно повернулся к Ирене.
- Ой, - легкомысленно фыркнула та и пригладила взлохмаченные черные пряди, - думаешь, если ты станешь скрывать от сестрицы прозу жизни, будет лучше? Знаешь, сколько я повидала наивных девиц, которые благодаря своей глупости умудрялись вляпываться в мерзкие истории?
- Расскажешь? – загорелась Кати, а шлюшка махнула подолом широкой миткалевой юбки и снова заразительно расхохоталась. Мисс Харт посмотрела на брата - тот, хоть и выглядел хмурым, зачем-то шел вместе с Иреной. Хотя, что ему мешало расплатиться прямо на крыльце «Кущ»?
- Кати из приличной семьи, - процедил Бен сквозь зубы, - и, потом, у нее есть я.
- Ну, да, я заметила, - язвительно фыркнула девица. – Ладно, давайте присядем, что ли?
И кивнула на потертые временем и морской водой ступени, уходящие прямо в воду. Катрина спустилась, присела на прогретый дневным солнцем камень и, обняв коленки, стала смотреть, как мелкие волны лижут зеленоватую лестницу.
- Ну, и вот, - Ирена плюхнулась рядом и подперла кулаками подбородок, - как наша Лея ни бегала за возлюбленным, какие песни ему не пела, тот все же Габи предпочел. И все вроде как успокоилось, да только вот несколько недель назад исчезла Габриела. Хозяин и к страже бегал, и по своим источникам расспрашивал, ан нет. Точно в воду канула девица, мы уж думали, сбежала с кем. А Ворон все не успокаивался и, наконец, решил к магам пойти.
- К магам? – вскинула голову Кати.
- Ну, да, - пожала плечами брюнетка, - они у нас частые гости. Некоторые, между прочим, и Габи предпочитали.
- А хозяин чего же, разрешал? – Катрина удивленно распахнула глаза.
- Так то ж работа. - Ирена скинула поношенные туфельки, опустила ноги в воду и, обернувшись через плечо, подмигнула Бенедикту: - А ты чего сидишь в отдалении? Или, стесняешься?
- Мне отсюда лучше видно, - скривился мужчина.
- Скучный ты, - зевнула Ирена, - не понимаю, чего в тебе Морган нашел
Бен дернулся и с угрюмым видом полез в поясную сумку, не иначе, монеты отсчитывать. Кати же снова пристала к соседке: - И что случилось с этой вашей Габи?
- Так Лея не промах оказалась. То ли наобещала чего, то ли еще какой способ нашла, но подкатилась к одному магу, и тот дал настойку, или рецепт, я вот не поняла. В общем, влила она зелье сопернице, а та и обездвижила.
- Совсем? – Кати испуганно распахнула карие глаза.
- Насмерть, - мрачно кивнула Ирена. – Но дальше уж совсем голова у ревнивицы отказала. Вместо того чтобы потихоньку избавиться от покойницы, Лея наша ее под кроватью спрятала. Говорят, чтобы мести подольше порадоваться. Ну, и доигралась. Нашли, в общем.
- Маг нашел?
- Ага, недавно совсем. Дознаватель уже был, а тут и вы подоспели.
- Чушь какая, - фыркнул Бенедикт и деликатно постучал Ирену по обнаженному плечику, - ну, собственно, вот.
- О! – брюнетка вскинула брови и, обернувшись, уставилась на пару золотых монет, тускло поблескивающих на ладони Бенедикта.
- Воистину, королевское вознаграждение.
- Думаю, наши жизни стоят куда больше. Да, бери уже
Ирена, развернувшись, не спеша взяла золотой и повертела в пальцах: - Да, нечасто мне случается видеть такое богатство. Что, Моргану отдать?
Бен вспыхнул. – Зачем еще? Это тебе!
- Ну, думаю, если бы не он, меня в тот день и в городе-то не было. Так что, все честно.
- Я не просил приставлять к себе соглядатая, - повысил голос Бенедикт, - а тебе, насколько понял, и вмешиваться не велено было. Так что, плачу за спасение тебе, а не этому этому
- Дурак, - брюнетка вздохнула и деловито спрятала монеты за корсаж. – Знаешь, если бы на эти золотые можно было купить расположение Моргана, я не задумываясь, отдала бы их. Но везение – это не ко мне. Печально-то как
- Кати, пошли, - Бенедикт, не сводя глаз с Ирены, ухватил сестру за руку.
- Я-то надеялся, мы просто поболтаем, ты расскажешь мне о городе, - он болезненно скривился, - а ты снова заводишь песню, какой Морган замечательный человек.
- Он на самом деле такой, - неожиданно тихо сказала брюнетка и отвернулась к морю.
Старший Харт за руку поднял Катрину, и молча потянул за собой вверх по ступеням. Обернувшись, Кати в последний раз посмотрела на застывшую Ирену, похожую в лучах заходящего солнца на медную статуэтку, и вздохнула, пожалев. Не иначе, девушка сама влюблена в оборотня?
- Бен, ну зачем ты так, а? – возмущенно крикнула она в спину брату. - Да, погоди, куда помчался? Я устала и ногу натерла!
- Прости, - Бенедикт сбавил шаг и виновато посмотрел на сестру. – Я просто дурной делаюсь, кок подумаю, что меня снова приручить пытаются.
- Приручить? – Кати удивленно вскинула брови.
- Ну, я неудачно выразился, ладно, забудем.
- Забудем, - покладисто кивнула девушка, радуясь, что брат больше не злится и, выискивая тему, чтобы отвести разговор подальше от докучливого Моргана, кое-что вспомнила и нахмурилась: - Послушай-ка. А что это ты там говорил про замужество, а?
- Так, тебе уже шестнадцать, Кати.
- А тебе – двадцать пять!
- Но, я мужчина. – Бен вздохнул. – И, потом, пока я не найду работу, говорить о женитьбе рано. А вот тебе сейчас очень бы пригодился обеспеченный супруг.
- Ты что, уже нашел кого?
- Не сказал бы, что определился, - брат задумчиво колупнул кончик носа, - но пара кандидатов в этом городе имеется.
- А ты откуда знаешь?
- Говорил с Мадленой.
Кати опечалилась. Мало того, что эти двое обсуждали ее за ее же, Катрины, спиной, точно вещь, так если еще представить, каких женихов могла предложить Бену занудная тетушка
В таких невеселых размышлениях Кати и скоротала обратный путь. Бенедикт тоже по большей части молчал, то ли опасаясь давить на сестру, то ли погрузившись в собственные думы. Ужинать они не стали, сразу же разошлись по своим комнатам, а перед тем, как заснуть, Катрина зачем-то всплакнула. Обнимая подушку и думая о том, что безмятежное детство осталось где-то там, среди кружевной зелени Тумаллана, в глубоких глазах озер, теплом ветре и ласковых объятиях родителей.
Впрочем, слезы порой лучшее усыпляющее – и, спустя несколько минут, мисс Харт уже спала и не слышала, как монотонно и тяжело меряет шагами свою спальню Бенедикт.




15

Приложенные файлы

  • doc 29302490
    Размер файла: 63 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий