Когда приезжие заведующий Политбюро Цивинский, начальник Количество средств передвижения было крайне мизерным: в губернском городе – 1 мотоцикл, 1 легко-вой экипаж, 1 повозка, 2 лошади в уездах же собственных средств передвижения вовсе не имелось.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
Алексанян Нелли Арушановна СТАНОВЛЕНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕТСКОЙ МИЛИЦИИ ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1917-1922 ГГ.) Источник Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота, 2015. № 11 (61): в 3-х ч. Ч. II. C. 16-27. ISSN 1997-292X. Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html © Издательство "Грамота" Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected] Издательство «Грамота» gramota УДК 94(47)“1917 1922”(470.324) Исторические науки и археология В статье изучаются становление и деятельность советской милиции Воронежской губернии в годы Гра данской войны (1917 1922). Исследуются характеристика и обеспечение личного состава, взаимодействие с органами власти, рассматривается степень доверия населения к милиции. Отмечаются субъективные и объективные факторы, негативно отразившиеся на ее деятельности. Работа раскрывает зависимость советской милиции от источников финансового и материального обеспечения. Ключевые слова и фразы: Гражданская война; общественн ый порядок; милиция; уголовный розыск; кадры; преступность. Алексанян Нелли Арушановна Воронежский государственный педагогический университет [email protected] СТАНОВЛЕНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕТСКОЙ МИЛИЦИИ ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1917 1922 ГГ.) В современной России одной из наиболее сложных и злободневных задач является оптимизация органов охраны общественного порядка и борьбы с преступностью в соответствии с запросами общества. В связи с этим изучение истории воронежской милиции, как неотъемлемой части российской, анализ и обобщение исторического опыта помогают как можно глубже уяснить сущность ее проблем, чтобы избежать прошлых ошибок. Исследование базируется на архивных источниках Государственного архива Воронежской обла сти (ГАВО): сводках, отчетах, письмах, информационных материалах государственных органов власти; опубликованных источниках, среди которых важное место занимают нормативно правовые акты; советские периодические издания, электронные ресурсы сайтов и пр. Корн и процесса становления советской милиции уходят в Февральскую революцию 1917 г. в России. Тогда была провозглашена замена полиции «народной милицией». (Полиция – в переводе с лат. означает «охраняющая власть». Милиция – в переводе с лат. означает «вооружен ный народ, охраняющий порядок».) Это означало, что со сломом старой государственной машины, прежде всего, ликвидировались армия и полиция, а их функции п реходили к вооруженному народу. В ходе проведения восстания в Петрограде в октябре 1917 г. рабочая мил иция формировалась на основе принципа добровольности. Тогда этот принцип и был закреплен большевиками 28 о тября (10 ноября) 1917 года в постановлении Народного комиссариата внутренних дел «О рабочей милиции». нем не предусматривались организационные формы милицейского аппарата [15]. Связано это было, прежде всего, со взглядами большевиков на государственное устройство и «революционную сознательность» народа. В Воронеже «15 ноября 1917 года ревком снял с поста начальника милиции интеллигентного поручика Ми- нина и назначил большевика Чуева, который стал первым советским начальником воронежской милиции» [17]. Большевики не имели четкого плана строительства органов охраны общественного порядка и борьбы с пре- ступностью В полной мере это относится и к вопросу о финансовом и материальном обеспечении милиции. В постановлении от 28 октября (10 ноября) 1917 года «О рабочей милиции» прямо не говорится о каком либо источнике финансирования учреждаемой рабочей милиции. Однако формулировка о том, что «рабочая милиция ходится всецело и исключительно в ведении Совета Рабочих и Солдатских Депутатов» [15], под- разумевает, что ее содержание также возлагалось на средства местных Советов, т.е. на средства, которых практически не существовало и статус которых в правовом отношен ии был определен после принятия Ко ституции РСФСР в июле 1918 г. В силу того, что формирования рабочей милиции не имели постоянного штата, они носили характер массовых самодеятельных организаций. Члены вооруженных отрядов рабочей милиции, как правило, не получали определенного вознаграждения, за ними сохранялась оплата по месту основной работы. Вскоре реальное положение дел показало руководству нежизнеспособность данного по хода в деле обеспечения общественного порядка в стране. 30 июля – 1 августа 1918 г. на I м Всероссийском съезде председателей губисполкомов и завотделами управления исполкомов было принято решение об организации штатной государственной милиции. «Пр знавая невозможным всеобщее вооружение всего населения в настоящий момент крайнего обострен ия кла совой борьбы как в городе, так и в деревне и ощущение общей нужды на местах в постоянном аппарате, для поддержания революционного порядка, охраны Советской власти и отстояния дорогих завоеваний рево- люции Съезд признает необходимым организацию Советс кой рабоче крестьянской милиции » [Там же]. Ценность зарплаты определяет ее покупательная способность. Сопоставим зарплаты с ценами вольного рынка, опубликованными в местной газете в августе 1918 г.: «Яйца достигли 6 руб. 50 коп. за десяток, ко чажка молока 7- 8 руб., масло сливочное 20 руб. фунт, хлеб чёрный 3 руб. фунт. Картофель имеется в незн чительном количестве и продаётся по 1 руб. 50 коп. за фунт» ( 1 фунт 409 г – Н. А. ) [3, с. 3]. За такое мизерное вознаграждение в милиции могли работать в большинстве своем или идейные рома тики, или их антиподы – безыдейные циники. Алексанян Н. А., 2015 ��ISSN ) 20 5, часть Таблица 1. Проект повышения окладов жалованья служащим народной милиции и уголовно розыскного бюро, утвержденный исполкомом Борисоглебска 30 сентября 1918 г. [12, д. 3, л. 63 об.] Наименование учреждения и должности Число лиц Прежний месячный оклад (в руб.) Проектиру емое повы шение Управление народной Сов. милиции Помощники его Секретарь Письмоводители Регистраторы Машинисты Писцы Ключник Сторожа Три участка городской милиции Начальник милиции Помощники его Письмоводители Писцы Старший милиционер В первые дни существования милиции, в условиях отсутствия четко сформулированных функциональных обязанностей, создавалась почва для ведомственных конфликтов с советскими органами. Милиция, ссылаясь на то, что её делом является только охрана личной и имущественной безоп асности, отказывалась участвовать в п давлении контрреволюционных выступлений. Видимо, такие конфликты были нередким явлением, если публи но в местной газете в сентябре 1918 г. Народный Комиссар по военным делам «от имени рабочих» предупредил: «…всех милиционеров, продолжающих проявлять такую нейтральность, будут увольнять из милиции» [4, с. 4]. 5 октября 1918 г. НКВД РСФСР принимает положение « Об организации Отдела уголовного розыска для охраны революционного порядка «путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом». Этот документ стал юридической основой создания уголовно розыскной службы в российской милиции [15]. «Первым начальником воронежского губернского розыска был К. М. Журавлев» [17]. 12 октября 1918 г . НКВД и НКЮ утвердили Инструкцию « Об организации советской рабоче крестьянской милиции», юридически закрепившей создание штатной профессиональной милиции в РСФСР как «исполнительного органа рабоче крестьянской центральной власти на местах, состоящего в не посре ственном ведении местных Советов и подчиняющегося общему руководству НКВД». Согласно Инструкции в губернских, городских и уездных исполкомах Советов создавались соответствующие управления РКМ (рабоче крестьянской милиции) [15]. «К концу октября 1918 года численность воронежских органов внутренних дел составляла 930 человек» [17]. Инструкция НКВД и НКЮ от 12 октября 1918 г. подтвердила определение окладов содержания работников милиции компетенцией местных Советов [15]. Отсутствие в этот период статист ической отчетности не позв ляет дать полной характеристики материального положения работников милиции. Однако факты свидетел ствуют о том, что материальное обеспечение личного состава милиции было неудовлетворительным. Таблица 2. Список и оклады служащих подотдела советской милиции Воронежского губисполкома в декабре 1918 г. [5, д. 3, л. 15, 15 об.] Ф.И.О. Какие занимают должности Оклад месячн. жало ванья Кем и когда приняты на службу руб. коп. ПОДОТДЕЛ СОВЕТСКОЙ МИЛИЦИИ 1 Котелевский Михаил Иванович Начальник милиции Член губисполкома Бологов Александр Васильевич Делопроиз. 1 разряда - Колл. губ. отд. Управления переведен из канцелярии губисполкома 1 сентября 1918 г. 3 Володерский Петр Никанорович Писец 1 разр. Колл. губ. отд. Управ. из канцелярии губисполкома 13 сентября 1918 г. 4 Данкова Степанида Ивановна Машинистка Колл. губ. отд. Управления из отдела переписки октябр 1918 г. уковская Вильгельмина Антоновна егистратор Колл. губ. отд. Управления с биржи труда 7 октября 1918 г. 6 Воронков Павел Дмитриевич Сторож Колл. губ. отд. Управл. с биржи труда 7 октября 1918 г. Издательство «Грамота» gramota Оклады повысились по сравнению с сентябрем месяцем 1918 г. почти в два раза, но и рыночные цены в усл виях Гражданской войны и ухудшающегося экономического положения выросли еще больше. Отнесение содержания общегосударственной милиции исключительно на средства местного бюджета с здало ситуацию, в которой местные органы власти почувствовали себя полными «хозяев ами» милиции, что часто приводило к необоснованному вмешательству местных Советов в деятельность милиции. О межведомственных конфликтах говорилось на совместном Губернском съезде заведующих уездными отделами Управления и заведующих уездными отделами милиции от 23 марта 1919 г. Милиция пожаловалась на то, что советские органы «производят самочинные обыски, арес ты и заставляют нередко милиционеров участвовать в своих незакономерных поступках». Когда же милиция «запротоколирует какой нибудь нез конный поступок члена волостного совета, подвергается всевозможным нападкам со стороны волостного И полкома и последний и щет всевозможные меры к удалению такового со службы». Точку в спорах поставило распоряжение СНК: «С упразднением Уездных Чрезвычкомиссий вся работа по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем пала на Советскую милицию» [1, с. 19]. Таким образом, илиция была переведена на положение Красной армии и стала вооруженным исполнительным органом Центральной власти на местах. 3 апреля 1919 г. был принят Декрет СНК РСФСР «О советской рабоче крестьянской милиции». Декрет внес коренные изменения в организацию финансового и материального обеспечения милиции, в соответствии с ним содержание всех видов милиции принималось на государственный счет. Эта мера была направлена: а) на укре ление милиции как специального штатного государственного органа охраны общественно го порядка; б) на обе печение милиции кадрами, на улучшение их качественного состава; в) на повышение эффективности деятельн сти милиции по охране общественного порядка, прежде всего в области борьбы с уголовной преступностью [15]. 11 июня 1920 г. Совет Тр уда и Обороны (СТО) принимает постановление «О снабжении милиции прод вольствием, фуражом и предметами первой необходимости » за счет государственного бюджета [Там же]. Однако уровень финансового и материального обеспечения милиции оставался на крайне низко м уровне. Это объяснялось условиями Гражданской войны, хозяйственной разрухой в стране, кризисом хозяйства, ко- торые объективно не могли обеспечить более высокого уровня финансовой и материальной обеспеченности. Милиционеры в этом отношении находились в одинаковых условиях с рабочими и служащими других гос дарственных предприятий и учреждений. Повысить мизерный оклад сотрудников милиции Коротоякский уисполком пытался за счет сокращения штатов и обратился за разрешением в Воронежский губисполком. На это предл ожение начальник губмил ии за № 941 от 27 февраля 1920 г. ответил отказом: «Милиция перешла на содержание государства и средства ассигнуются из Государственного Казначейства, из этого следует, что за нерациональный перерасход сумм отвечает Губернское Упра вление милиции, как второстепенный распорядитель кредитов, а не Уисполком, являющийся третьестепенным распорядителем кредитов. Штаты, сообщенные по уездам, выработаны Губмилицией на основании данных центра и утверждены Губисполкомом, санкции Уисполкома не требуют» [14, д. 1, л. 214]. Правящая партия стремилась обеспечить ответственные посты советских учреждений своими кадрами. В феврале 1920 г. ЦК РКП(б) направил циркулярное письмо губернским и уездным комитетам партии «О с здании действительно коммунистиче ской милиции», в котором указывалось, что «...необходимо рекоме довать на посты начальников милиции надежных коммунистов и неустанно вести партийную и просвети- тельную работу среди милиционеров...» [15]. Реализация указаний ЦК РКП(б) вела к политизации органов милиции, что отразилось, в частности, на ее личном составе. Таблица 3. Список ответственных работников Богучарской уездной милиции в августе 1920 г. Должность, Ф.И.О. Возраст Образование С какого вре мени на данной должн ости Ранее занимаемая должность (указать причины переходов) Род занятия до Октяб рьской революции Парт. при надле ность, какого времени состо Начальник Емельяненко Лаврентий Евстафьевич низшее С 31 марта с.г. Начальник прид. района Ворон. губ., переве ден службу в Богучар . в связи с приказом губмилиции Служил в армии Член РКП, с 1918 г. Пом. начальника Веремеев Федор Данилович низшее С 17 апреля с.г. Начальник милиции 3 района Богуч. уезда, переведен в помощники начальника согласно приказа уездной милиции Полко вой депутат в старой армии чувст вующий РКП, с 1918 г. ��ISSN ) 20 5, часть Должность, Ф.И.О. Возраст Образование С какого вре мени на данной должн ости Ранее занимаемая должность (указать причины переходов) Род занятия до Октяб рьской революции Парт. при надле ность, какого времени состо Завхоз Скоморохин Иван Дмитриевич низшее С 15 янв. с.г. Ст. милиционер, переве ден в Завхоз приказу по уездной милиции Чернорабочий То же Начальник 1 района Шенцов Федор Назарович низшее С 16 февр. с.г Комбат и комполка, уволен по болезни На службе То же, с 1919 г. Начальник 2 района Бычков Иван Иванович низшее С 1 февр. с.г Служил в Красной армии На службе Кан дат ком. ячейки с 1919 г. Начальник района Бондарев Василий Иванович низшее С 8 июня с.г Заведующий матер. складом в 353 пол ку, уволен по болезни Письмо вод чувст вующий с 1919 г. Их характеристика. Всего 6 чел. Возраст – от 26 до 48 лет. Образование у всех низшее. Все имеют отнош ние к РКП, начиная с 1918 г.: 1 – партийный, 1 – кандидат в партию, 4 – сочувствующих. (Для карьерного р ста принадлежность к партии была важным фактором. Единственный член РКП(б) был начальником). В графе «какое общественное положение занимали до Октябрьской революции», к оторая подразумевала членство партии или в пролетарских организациях (этот столбец не поместился в таблице), у всех лиц было указано, что «нигде не состояли» [6, д. 17, л. 41]. На службу в милицию принимались преимущественно лица рабочег о или крестьянского социального пр исхождения (желательно отслужившие в армии), что отражено в ее названии. Однако пролетарское происхо дение не стало гарантом порядочности и ответственного отношения милиционеров к своим обязанностям. Яркой иллюстрацией степени доверия населения к представителям власти и милиции является нижесл дующий трагикомичный инцидент, описанный в докладе заведующего информационно инструкторского подотдела 3 июня 1920 г. Это стало возможным по причине частых грабежей в г. Бутурлиновка , причастн ми к которым граждане считали милицию. Когда приезжие заведующий Политбюро Цивинский, начальник уездмилиции Золотенко и другие милиционеры на станции Бутурлиновка пытались выстрелами задержать подозрительного человека, на шум и крик сбежались ра згневанные граждане и набросились на самих пр следователей. Те еле сбежали, «…несколько сотенная толпа подошла с лошадьми к Управлению Начальника Угрозыска. Толпа долго не расходилась, пока не была создана комиссия по расследованию этого дела». работу ко миссии «из граждан выделили два человека для разбора этого дела совместно с начальником Угрозыска и Председателем Райисполкома. Представители из граждан приступили к работе с той уверенн стью, что весь этот инцидент произошел с большим участием т.т. Цивинс кого и Золотенко и др. И они дали право народу в том, что если уезд или губерния не примет горячего участия в этом деле, то они поедут с ж лобой к т.т. Ленину и Троцкому» [9, д. 177, л. 371]. Власть применяла различные способы для улучшения состава милиции . Одним из них было предание вс общей огласке неблаговидных поступков. В газете «Воронежская Коммуна» от 23/I 1922 г. № 214/866 напис ли о проделке милиционера и местной власти в селе 1 ая Семеновка Верхне Хавской волости Воронежского уезда: «Начальство за думало ходатайствовать о сложении продналога с семей красноармейцев, вдов, недосе ников и др. Собрало этих граждан, выбрало ходатая – Новикова, милиционера местного. Собрали по 2 милли рублей с каждого гражданина, что выразилось в сумме порядочной, на командировку его в Воронеж. Дошёл Новиков до Хавы и обратно вернулся…Тем и кончилось». Деньги гражданам не вернули [7, д. 167, л. 138]. На милицию поступала масса нареканий со стороны граждан, в первую очередь по поводу «лошадиных дел». Они возникали из самовольно отобранных лошадей у крестьян белыми, красными или бандитами. Чтобы не загромождать суды, Реввоенсовет Республики издал приказ от 1 февраля 1920 г., по которому обн руженных лошадей должны были возвращать их владельцам с помощью милиции. На мест приказ не выпо нялся, о чем свидетельствовали часто поступающие в народные суды заявления граждан об отобра нии у лошадей… при чем указывают на лиц, купивших этих лошадей и не возвращающих обратно владельцам их, н смотря на тождественность примет этих лошадей с удостоверением выдаваемых волотделами Управления». Издательство «Грамота» gramota Предгубъюста в своем послании от 15 июня 1921 г. за № 610, адресованному начальнику Калачеевской ум лиции, упрекнул его отдел в том, что, несмотря «на неоднократные распоряжения Бюро Юстиции Начальн кам районных милиций об исполнении вышесказанного приказа в точности, милиция со всем этим не интер суется и такового не исполняет, предоставляя право пользоваться ограбленным у крестьян лошадьми спек лянтам, покупающим за бесценок у мародеров сол дат красных и белых бандитов...» [13, д. 10, л. 151]. О несоответствии личного состава милиции поставленным задачам докладывал в отдел Управления начальник Бобровской уездной милиции Тимашов: «…надо признать, что охрана революционного порядка уезда в настоящее время стоит не на высоте своего положения. Это объясняется, прежде всего, малым шта- том милиции и неуяснением некоторыми членами Рабоче Крестьянской милиции своих прав и обязанн стей… Декабря 10 дня 1920 года» [10, д. 56, л. 1]. Заведующий отдела Управ ления Воронежского уезда пожаловался в Воронежский укомпарт и в През диум уисполкома, что невозможно «проводить в жизнь распоряжения как местной, так и центральной вл сти… так как в составе милиции находятся лица с преступным прошлым, и как умилиция данног о состава не признана как таковая то и отдел Управления не находит нужным делать ей какия либо поручения». И о ратился к ним с просьбой «о скорейшем санкционировании постановления уисполкома о реорганизации м лиции… Время не терпит. Июля 22 дня 1920 г.» [8, д. 8, л. 49, 49 об.]. Недовольство милицией Воронежского уезда из за ее конфликта с партийными и членами исполкомов выразило партийное руководство. В циркулярной инструкции (чтобы довести до сведения и других органов милиции) с грифом «совершенно секретно» заведующий политбюро Воронежского уезда упрекал начальника уездной милиции в том, что она вместе с политбюро «занималась слежкой за партийными и ответственными работниками, работающими на местах, выслеживала, кто из членов волисполкома или уполномоченны х в пил… всячески доискивались как бы уловить их и иногда были случаи, когда агенты милиции и политбюро по злобе или по своему малосознанию позволяли даже фабриковать обвинение и представлять в суде против ответственных наших товарищей коммунистов и членов волисполкома…». Сам заведующий признавал, что партийные товарищи и члены волисполкома «иногда действительно позволяли себе устраивать маленькие попойки, конечно тайные и незаметные для обывателей». Но, несмотря на такие факты, предписал «о зам ченных членах волисполкомов в пьянке не предпринимать погоню, а сообщать в Отдел Управления и Уко м- парт о партийных. 2/VI 21 г.» [7, д. 130А, л. 5]. В таком подходе отразилась тенденция неподсудности па тийных лиц и представителей власти со стороны милиции. Вышеупомян утую требуемую реорганизацию милиции в Воронежском уезде провели по приказу Гла милиции № 314 С от 21 октября 1921 года. В ходе реорганизации данный уезд общим народонаселением 196 человек был разбит на 4 района. Управление умилиции было подразделено н а отделения: 1) общая канцелярия; 2) строевое отделение; 3) хозяйственное; 4) уголовный розыск; 5) политсекретариат; 6) резерв. Наличный состав служащих умилиции составил: комсостава – 7 чел., административно хозяйственного – 11 чел, канцелярских служащих – 14, агентов угрозыска – 5, нестроевых должностей – 9, старших милицио- неров – 35, младших – 57 ( всего 138 чел – Н. А. Конная связь с уездом совершенно отсутствовала [Там же, д. 199, л. 90, 91]. «Все винтовки иностранного образца были заменены на русски е. Винтовки находятся в крайне запущен- ном состоянии в связи с отсутствием принадлежностей для их чистки... Особенно сильно отражался на ходе работ хозяйственного отдела недостаточный отпуск денежных средств, вследствие чего служащие умилиции жалованье за п рошлые месяцы март и апрель (1922 г.) совер- шенно не получали» [Там же]. В ходе реорганизации органов милиции параллельно проводили «чистку» кадров. «За период с 1 го д кабря 1921 г. по 15 мая 1922 г. при производстве чистки выяснилось, что 50% всех служащи х умилиции н годный элемент, все они увольняются, из них приблизительно 8% предаются суду» [Там же, л. 91 об]. «Чистка» кадров милиции Воронежского уезда положительно отразилась на статистике преступлений, кот рая за период с 1 го декабря 1921 г. по 15 мая 1922 г. была следующей: «Разного рода преступлений уголо ного характера было заявлено – 1047, из коих раскрыто – 922, не окончено – 125». Таким образом, 88% пр ступлений милицией было раскрыто. Это высокий показатель работы милиции Воронежского уезда. Из вышеупомянутых 1047 преступлений всего было заявлено: простых краж – 526, краж со взломом – 226, разнородных краж – 76, конокрадств – 57, убийств – 37, вооруженных грабежей – 7, покушений на убийства – грабежей простых – 2, расхищение имущества – 1 и проч. преступлений уголовного характера – 109. Из с вершенных преступлений большую часть составляли хищения [Там же]. В ведении уездной милиции находились арестные дома. О крайне антисанитарных условиях арестного дома, находящегося в г. Калаче, было засвидет ельствовано в акте обследования от 25 апреля 1921 года [13 д. 10, л. 71, 71 об.]. На 1 октября 1921 г. в личном составе губмилиции находились: комсостав (командирский состав) – 136, милиционеров – 1712, агентов уголовного розыска – 79, административно хоз яйственный состав – 168, ка целярских и прочих служащих – 383. Всего: 2478 чел. Для окарауливания фабрик, заводов и других государственных и хозяйственных учреждений всего в кол честве 553, в среднем по три поста на каждое предприятие, т.е. всего 1659 пост ов [16, с. 55]. К ноябрю 1922 г. штат Воронежской губмилиции уменьшился на 19 чел. и составил 2 459 человек. ��ISSN ) 20 5, часть Разделение штата по уездам: а) Управление губмилиции б) Воронежская умилиция в) Землянская г) Задонская д) Нижне Девицкая е) Коротоякская ж) Острогожская з) Алексеевская и) Валуйская к) Богучарская л) Бобровская м) Новохоперская н) Калачеевская о) Павловская Всего: 2459 чел. Разделение штата по должностям: а) комсостава б) дминистр. хозяйств. состава в) агентов г) политруков д) канцелярских и проч. е) милиционеров старш. конных ж) милиционеров младш. конных з) милиционеров старш. пеших и) милиционеров младш. пеших Всего: 2459 чел. [5, д. 185, л. 35, 35 об.]. Структура губернской милиции за 5 лет ее существования менялась неоднократно коренным образом (приказы начальника милиции Республики № 6 от 1 августа 1920 г., 119/с от 8… 1921 г. и 314/с от 12 октя ря 1921 г.). К ноябрю 1922 г. губмили ция делилась на 13 уездно городских милиций (по числу уездов губернии), Воронежскую городскую милицию и школу милиционеров. Управление Воронежской городской милиции в се редине 1922 года было упразднено и слито с управлением губмилиции с санкции начальника милиции Ре публики. Уездно городские милиции делились на районы следующим образом: а) Воронежская городская милиция 3 отделения б) Воронежская умилиция 4 района в) Землянская 4 района г) Задонская 4 района д) Нижне Девицкая 3 района е) Коротоякская 3 района ж) Острогожская 6 районов з) Алексеевская 4 района и) Валуйская 4 района к) Богучарская 3 района л) Новохоперская 7 районов м) Калачеевская 3 района Павловская 4 района Всего районов – 49, отделений – 3 [Там же, л. 36, 36 об.]. Аппарат Управления губмилиции делился на 4 отдела: административно строевой отдел, политический секретариат, отдел снабжения, общий отдел. После слияния управления гормилиции с губмилицией при Управлении последней образован общий отдел Управления. Уездно городская милиция построена параллельно структуре управления губмилиции [Там же]. В отчете отдела Управления за период с 1 декабря 1921 г. по 1 ноября 1922 г. Воронежскому губернскому съезду XI созыва говорилось о деятельности милиции и ее специфике: «Тяжелые условия работы в милиции были обусловлены тем, что Милиция до последнего момента, до приказа начальника милиции Республики 467 от 9 декабря 1921 г. не могла выявить существо своего назначения, не имела точно очерченного круга обязанностей, который временами т о расширялся, то суживался, в силу ряда постановлений Центральных о ганов власти. Распоряжения местных властей еще более искажали смысл назначения Милиции и таковая продолжении 4 лет исполняла какую угодно работу, включительно до боевой. Тем не менее, от бросить все чуждые ее компетенции задания Милиции не удается и она сплошь и рядом отвлекается от своей Админи- стративной работы то на борьбу с бандитизмом, то на продработу, то на проведение целого ряда других ка м- паний и пр.» [Там же, л. 36 об., 37]. Личный состав характеризовался следующим образом. Командный и административно строевой состав губернской милиции к 1 ноября 1922 г. был признан соответствующим своему назначению на 60%. За 1922 г. Издательство «Грамота» gramota «удалось комсостав значительно обновить, явно преступный и неблагонадежный элемент изъять и заменить более здоровыми силами» [Там же, л. 37 об.]. Для лиц, прибывающих со стороны и желающих занять в милиции командные должности, специально была учреждена Аттестационная комиссия, «где таковые тщательно фильтруются, подверг аясь испытанию по всем о раслям». За 1922 год Аттестационная комиссия забраковала и отклонила 35 заявлений из поданных 89 [Там же]. Кадр младших милиционеров лишь только в 1922 году стал более или менее постоянным, после целого ряда «чисток», в ходе которых из рядов милиции было изъято свыше 500 чел. «Состав милицейской массы окончательно освободился от чуждого ей элемента, примазавшегося к Милиции в период Гражданской во ны и в настоящий момент таковой можно назвать более или менее здоровым» [Там же]. В св язи с недостаточностью финансового и продовольственного обеспечения сотрудников милиции, их семей и вообще ввиду материальной слабости милиции в целом работа по созданию прочного кадра мил ционеров и даже комсостава была крайне затруднительной. «Экономичес я необеспеченность не только привлекает желающих работать в рядах милиции, но создает весьма сильную текучку со службы… Пр ходится напрягать большие усилия, дабы удержать стремящихся уйти со службы и заставить их работать, останавливаясь даже перед строгими репрессиями» [Там же, л. 37 об., 38]. Однако некомплект состава явился причиной временной приостановки «чистки» рядов милиции. В феврале марте 1922 г. некомплект сотрудников составлял 114 чел., к сентябрю 1922 г. некомплект ув личился до 261 чел. [Там же]. Количество партийных в губмилиции к октябрю 1922 г. составило 223 чел. из 2 459 чел., что равня лось 9,1% [Там же, л. 41]. Административная служба милиции тесно переплеталась с уголовно розыскной деятельностью, тяжесть к торой, несмотря на отделение розысков (об этом ниже), продолжала лежать на милиции. Учитывая положение губернии в отношении уголовного бандитизма, «Губмилиция вынуждена была держать на территории Губернии объединенные милицейские боевые единицы почти при каждой уездной Ми лиции, довольно значительные количеству, собранные за счет милиционеров с волостей, что, безусловно, ненормально». Кроме того, мил ционеры оказывали содействие местным органам власти в проведении продналоговой кампании [Там же, л. 38]. На губернском съезде XI созыва за период с 1 декабря 1921 г. по 1 ноября 1922 г. была дана хорошая оценка работе милиции: «…несмотря на тяжелые условия, работает вполне успешно. В частности, работа милиции г. Воронежа за последний период сосредотачивалась на упорной борьбе по ликвидации пьянства, азартных игр и рецидива и за короткий период времени дала самый хороший результат» [Там же]. Работа милиции г. Воронежа за 1922 г.: произведено дознаний: о кражах – 1095, об утере документов – 1005, об антисанитарии – 314, о разрушени и зданий – 103, о нарушении общественного порядка – 82, о пьянстве – 71, о торговле спиртными напитками – 40, об азартных играх – 38, о торговле казенным обмундированием – 34, убийствах – 33, о мошенничестве – 25, о вооруженных нападениях – 15, о торговле табаком – 12, о расхищении народного достояния – 10, разнородных – 974. Всего – 3850. Из них: по заявлениям граждан произведено – по инициативе милиции – 1416, по поручению органов Губисполкома, Ревтрибунала и других – 200. Количество произведенных обысков: по заявлениям отдельных лиц – 42, по инициативе милиции – 33, по поручению др. ведомств – 18. Итого – 93. Обыски дали положительные результаты – 41 случай, отрицательные – 52 случая. За отсутствием на местах нарследователей было произведен о 31 следствие. «С выходом в свет Уголовного и Уголовно процессуального кодексов работа Милиции значительно усложнилась, но работники Милиции пост пенно с таковыми осваиваются и придают работе строго законом обоснованный характер» [Там же, л. 38, 38 об.]. Конная милиция в количестве 226 чел. была распределена в 13 уездах Воронежской губернии следу щим образом: Воронежском Задонском 4 Землянском 6 Нижнедевицком Коротоякском Острогожском Верхне Валуйском Алексеевском Богучарском Павловско Новохоперском Бобровском Калачеевском Всего: 226 чел. В ликвидации банд на территории губернии сыграли крупную роль милицейские конные отряды, что н однократно отмечалось в приказах губполитотдела и командующих войск. Количество награжденных боевыми наградами: комсостава – 3 чел., милиционеров – 12 чел. [Там же, л. 39]. С улучшением хозяйственного положения с января по октябрь 1922 г. количество совершенных пр ступлений с каждым месяцем понижалось: «в январе насчитывается 2 162 преступления, а в октябре всего лишь 750» [Там же, л. 43 об.]. ��ISSN ) 20 5, часть Таблица 4. Преступления, имевшие место в Воронежской губернии за отчетный период с 1 декабря 1921 г. по 1 ноября 1922 г. Вид преступления Зарегистрировано Раскрыто Дезертирство Простые кражи 3372 Кражи со взломом 1196 Кражи карманные Багаж, груз и имущество Кражи животных 2120 Простые грабежи Вооруженные грабежи Покушения на убийство Убийства Присвоение и растрата Подлоги Мошенничество, подлог и вымогательство Подделка денежных знаков Подделка документов и бумаг Преступлений по должности Спекуляции и мародерство Винокурение и торговля спиртом Другие преступления 2003 1282 Всего: 11931 5191 Из Таблицы 4 следует, что количество раскрытых милицией преступлений за указанный период состав ло 44%. Это немного ниже среднего уровня. Число задержанных в губернии – 8576 чел. Из них: мужчин – 7275 чел., женщин – 895 чел., подростков – 406 чел. Более половины всех зарегистрированных преступлений составляют хищения чужого имущества, совершенные разными способами [Там же]. Уголовный розыск, бывший ранее отделом губмилиции, по приказу НКВД от 10 апреля 1922 г ода за № 57 вышел из подчинения начгубмилиции и сделался самостоятельным подотделом отдела Управления. Это привело к тому, что «розыски значительно ослабели, обескровились и замкнули свою работу в пределах тех городов, где находятся их правления. Розыскные работы по губернии в целом, т.е. гл.о. по волостям, лежали и продолжают лежать всей тяжестью на милиции, ибо Уголовные розыски своими средствами и своим а паратом охватить губернию в целом при всем желании не сумели и не могут» [Там же, л. 39 об.]. Для пр дуктивности работы на основании постановления Президиума губисполкома от 10 октября 1922 г. уголо ный розыск снова вошел в Управление губмилиции. Таблица 5. Уголовно розыскная работа по губернии за 1922 г. Наиме вание месяца Контрревол. Бандитизм Вооруж. ограбления Убийства уг. характера Самоубийства Обнар. труп Круп. кражи Мелк. кражи Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь С улучшением экономического положения количество преступлений пошло на убыль. В борьбе с уголовным и политическим бандитизмом в 1922 г. погибло: комсостава – 8 чел., ст. мил ционе – 11 чел., мл. милиционеров – 42 чел., агентов уголовного розыска – 3 чел. Итого – 64 чел. Там же, л. 39 об., 40]. Наличный состав уголовного розыска Воронежской губернии в течение 9 месяцев, начиная с Х го Губсъезда Советов с декабря 1921 г. по 1 ноября 1922 г., состоял из 30 человек в губернском городе и из 8 человек в каждом Издательство «Грамота» gramota уездном, всего 134 чел., включая канцеляр ию. «Безусловно штат очень и очень малый, принимая во внимание обширность и численный состав населения Воронежской губернии» [Там же, л. 42 об.]. (Для справки: по данным М. Владимирского, население Воронежской губернии к июню 1921 г. составляло 3 752 ч ел. [2, с. 28].) С 1 октября 1922 г. по разрешению Центра этот штат был значительно увеличен: в губернском городе – до 53 чел., а в уездных – до 12, что по губернии в целом составило 192 человека. Губрозыск в области регистрации и розыска преступников широко применял дактилоскопию и фотографию, вел точный учет преступного элемента, регистрировал притоны, использовал сеть осведомителей. Во исполнение распоряжения Центрозыска была произведена «чистка» сотрудников, в результате которой было уволено со службы в Управлении губрозыска десять человек. Партийный состав работников таков: чл нов РКП(б) в губернском городе – 7 чел., в уездах – 26 чел., всего – 33 чел., что составляет 17,2% [5, д. 185, л. 43]. «Контингент сотрудников предположено создать в большинстве и з членов РКП(б)» [Там же, л. 39 об.]. «Средствами к существованию Уголовный Розыск располагал весьма ограниченными, ему было отпущ но на губернию всего лишь 508 000 000 руб., не считая ассигновок на работу секретно осведомительного а парата; сказанная цифр а 508 000 000 руб. сама говорит за себя, в смысле ее незначительности. Материальное довольствие отпускалось Розыску Отделом Снабжения Губмилиции» [Там же, л. 43]. Количество средств передвижения было крайне мизерным: в губернском городе – 1 мотоцикл, 1 легк вой экипаж, 1 повозка, 2 лошади; в уездах же собственных средств передвижения вовсе не имелось. За период с 1 декабря 1921 г. по 1 ноября 1922 г. по губернии было зарегистрировано преступлений 391, из них уголовным розыском раскрыто 8 074, что составляет 60%. Это выше среднего уровня [Там же]. о сравнению с милицией на 16% раскрытых преступлений больше. Объяснить это более высоким материал ным обеспечением не приходится, т.к. и милиция, и уголовный розыск обеспечивались одинаково скудно. ричина св язана с более качественным личным составом уголовного розыска. К примеру, в рядах уголовного розыска состояло 17,2% членов РКП(б), а в рядах милиции – 9,1%. Также выше упоминалось, что 40% со- става милиции негодны к службе. С переходом страны на мирное строительство коренным образом изменились методы в работе милиции, потребовавшие определенных знаний, тактичности, порой даже дипломатичных подходов для разрешения того или иного вопроса. Губмилиция поставила своей главной задачей создание высококвалифицирован ного милиционера специалиста с помощью введения системы обучения милиционера, что при крайней расп ленности милиции и перегруженности работой было очень тяжело. Главным опорным пунктом в этой обл сти явилась школа милиционеров при губмилиции, которая дала 2 выпуска (1 – в 39 чел. и 2 – в 34 чел.), всего – 73 человека, вполне подготовленных работников. Наличие опытного преподавательского состава, пособий и инструкции должно было сыграть главную роль в деле обучения милиции. Политико просветительная работ а за 1922 год всего с января по сентябрь: партийных собраний провед но 229, общих собраний – 164, митингов – 290, лекций – 324, субботников – 59, спектаклей – Кроме того, в 1922 году был оборудован и открыт клуб милиционеров при Управлении губмилиции. Кол чество библиотек Губмилиции равнялось 14 и количество книг в них – 6 256 [Там же, л. 40]. Таблица 6. Вооружение губмилиции по состоянию на 15 ноября 1922 г. (винтовки и револьверы преимущественно русские, в основном старых образцов) [5, д. 185, л. 42] Винтовки Револьверы Русские пехотные 1773 истемы Наган русские Системы Вердена пехотные 313 Кольта Австрийские 207 Маузер Германские Браунинг 200 Витерия Бульдог Гра Смит Биссов Лероше Парабелла Отэер Всего винтовок было 2 332 шт., револьверов – 742 шт. Если исходить, что весь личный состав милиции составлял 2 459 чел., то винтовками были обеспечены 95%, револьверами – 30% милиционеров. Средний процент обеспечен ности вооружением составил 62,5 Таблица 7. Ставки работникам милиции за 1922 год [Там же, л. 42 об.] Наименование должности Январь Март Июнь Июль Сентябрь Мл. милиционер 100 100 000 750 000 990 000 960 000 Ст. милиционер 609 600 000 500 000 530 000 440 000 Начрайона 100 400 000 000 000 700 000 300 000 Начумилиции 100 400 000 000 000 950 000 970 000 Нач. отдела 000 400 000 000 000 950 000 970 000 ��ISSN ) 20 5, часть В Таблице 7 указаны месяцы, в которых происходило повышение окладов, чтобы как то «догнать» стр мительно растущие в условиях нэпа цены «вольного рынка». Повышали не всем одинаково, а таким образом, чтобы привести к уменьшению разницы в окладах старшего и младшего милиционеров. В январе 1922 г. оклад старшего милиционера был больше оклада младшего милиционера в 2,7 раза, в марте – в 1,5 раза и т.д. Оценить покупательную способность окладов позволят местные рыночные цены в феврале 1922 г.: «На хлеб за пуд до х миллионов руб., на мясное от 17 до 20 тысяч руб. за фунт, на молоко до 60 тысяч кувшин, карто 500 тысяч руб. за пуд» ( 1 пуд 16,38 кг – Н. А .) [11, д. 130, л. 14, 14 об.]. Рассмотрим перечень обеспеченности Воронежской милиции обмундированием в % м выражении по стоянию на 1 ноября 1922 г. Данный перечень составлен таким образом, что расположение наименований в уб вающем порядке наглядно показывает наиболее проблемные из ни Ватные шаровары Ватные полупальто, телогрейки Шапки Белье холодное Шинели Белье теплое Обувь холодная Плащи Фуражки Перчатки Летние шаровары Полушубки Валенки Гимнастерки Постельная принадлежность Походные рубахи 0,2% Суконные шаровары 0,1% [5, д. 185, л. 42]. Совокупный средний показатель этого списка равняется 38,5%, что свидетельствует о низком уровне ма- териального обеспечения милиции Воронежской губернии. На Воронежском губернском съезде XI созыва в декабре 1922 г. главным тормозом в работе милиции было названо «чрезвычайно скудное материальное положение как милиции в целом, так и сотрудников ее частности», которое «ставит милиционера в невероятно тяжелые условия и создает среди милицейской ма тенденцию массового ухода со службы» [4, д. 185, л. 41 об]. Цель, преследовавшаяся переводом соде жания милиции на государственный бюджет для обеспечения успешной борьбы с преступностью, достигн та не была. Да и не могла в условиях Гражданской войны , когда все крайне скудные экономические ресурсы государство направляло на поддержание боеспособности армии. Перевод содержания милиции и уголовного розыска на средства местны х органов власти был проведен рамках мероприятий по сокращению государственных расходов. В связи со снятием милиции с госуда ственного снабжения и переходом на местный бюджет с ноября 1922 г. «положение в этой области стан вится почти катастрофическое». «Снятая с госснабжения милиция снята с продпайка и единственным ресу сом существо вания работника милиции становится его мизерный оклад жалованья», который выдавали н аккуратно, с перебоями [Там же]. Таким образом, анализ источников показал, что ставка на «революционное сознание и творчество масс» в силу ряда факторов не оправдало в пол ной мере ожидания политической элиты. Одними из серьезных пр блем, затруднивших развитие новых органов правопорядка в Воронежской губернии в годы Гражданской войны, были недостаточная профессиональная подготовленность и не соответствующие статусу личные м ральные качества милиционеров, неудовлетворительное материальное положение работников милиции низкая материальная и финансовая обеспеченность органов и др. Как показывает исторический опыт, в условиях нестабильности госуд арства местные органы власти могут выступать самостоятельными источниками финансирования органов охраны общественного п рядка и борьбы с преступностью, тем более что это может спровоцировать необоснованное вмешательство первых в деятельность вторых. Исследование показывает, что советс кая милиция в годы Гражданской войны не являлась аполитичным органом и наряду с охраной общественного порядка использовалась также в борьбе против контрреволюции С первых лет существования советской милиции стоял вопрос степени ее зависимости от местной п артийно государственной власти. Список литературы Вестник Воронежского Губернского Отдела Управления. 1919. № 6. Владимирский М. Советы, исполкомы и съезды Советов. М., 1921. Вып. II. Воронежский красный листок. 1918. 22 августа. Воронежский красный листок. 1918. 11 сентября. Государственный архив Воронежской области (ГАВО). Ф. Р 4. Оп. 1. Издательство «Грамота» gramota ГАВО. Ф. Р 4. Оп. 2. ГАВО. Ф. Р 114. Оп. 1. ГАВО. Ф. Р 118. Оп. 1. ГАВО. Ф. Р 165. Оп. 1. ГАВО. Ф. Р 466. Оп. 1. ГАВО. Ф. Р 484. Оп. 1. ГАВО. Ф. Р 503. Оп. 1. ГАВО. Ф. Р 800. Оп. 1. ГАВО. Ф. Р 1136. Оп. 1. История МВД России. 1917 1940 [Электронный ресурс]. URL: https:// mvd.ru history/1917_1940 (дата обращения: 04.06.2015). Первый отчет Воронежского Губернского экономического совещания (на 1 октября 1921 г.). Воронеж : 2 я Сове ская типография, 1921. Становление воронежской полиции [Электронный ресурс]. URL: https://36.mvd.ru/Dejatelnost/Sluzhba/history (дата обращения: 05.05.2015). FORMATION AND ACTIVITY OF THE SOVIET MILITIA OF VORONEZH PROVINCE IN THE YEARS OF THE CIVIL WAR (1917 1922) Aleksanyan Nelli Arushanovna Voronezh State Pedagogical University [email protected] The article examines the formation and activity of the Soviet militia of Voronezh provinc e in the years of the Civil War (1917 1922). The chara cteristics and provision of the staff, the nature of the interaction with the bodies of power are under analysis. The author evaluates the degree of the confidence of the population in the militia, identifies the subjective and objective factors, which inf luenced negatively on its activity. The paper discovers the dependence of the S oviet militia on the sources financial and material provision. Key words and phrases: The Civil War; social order; militia; criminal investigation department; staff; crime. _____________________________________________________________________________________________ УДК 792.01+929 Искусствоведение Статья посвящена расширению концепции постдраматизма в теории Х. Т. Лемана. Анализ наследия «анти драматических» тенденций ХХ века в постдраматическом театре демонстрирует его оппозиционность только традициям драматического, но и натуралистического театра, что позволяет рассматривать постдраматический театр как биполярное развитие условного театра, воплощающего иную реальность качественно изменённым сценическим языком, свойственным диалектическому процессу. Ключевые слова и фразы: постдраматический театр; постбрехтовский и постмейерхольдовский театр; эстетика абсурда; дада; сюрреализм; постмодернизм. Алесенкова Виктория Николаевна , к. искусствоведения Саратовская государственная консерватория имени Л. В. Собинова alesenvic gmail com ЭСТЕТИКА ЭПИЧЕСКОГО ТЕАТРА БРЕХТА, АБСУРДА И ПОСТМОДЕРНИЗМА В ПОСТДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ «Ре театрализация» на европейской сцене начала XXI века приняла форму протеста и тенденциозной ат ки на традиционные принципы драматического театра. В этом смысле теория постдраматизма Ханса Тиса Лемана представляется адекватной оценкой театрального процесса, поскольку, по убеждению немецкого ис- следователя, эстетика постдраматического театра зиждется как бы на трёх китах анти драматического движе- ния – эстетике эпического театра Брехта, эстетике театра абсурда и эстетике постмодернизма. Однако анализ унаследованных постдраматическим театром традиций позволяет расширить парадигму постдраматизма, обозначенную Леманом. Поскольку модернизм, в большей степени, отождествляется с созидательным освоением искусством новых пространств и смыслов за пределами рационального, мыслится неким универсальным принципом вертикального расширения сознания, проявленного в искусстве независимо от временн х рамок, то постмодернизм, хотя и ра сматривается в теории искусства достаточно разноречиво – как оппозиция модернизму (Ж. Дерридой), как пр должение модернизма (У. Эко), как поглощ ение модернизма (Ж. Ф. Лиотаром), как трансгрессивная прак тика (С. Шлыковой) и т.д. – в основном подразумевает деструктивное начало в качестве доминанты и является Алесенкова В. Н., 2015 ��ISSN ) 20 5, часть своеобразным протестом против действительности. Если у модернизма, считают исследователи Н. викова . Тремаскина, была некая проекция в будущее у постмодернизма этой обращённости в будущее нет » [5, с. 19]. Постдраматический театр, если его рассматривать в постмодернистском аспекте, «следует понимать, как ра з- вёртывание и расцвет некоего потенциала распада, демонтажа и деконструкции, уже заложенного в самой дра ме» [3, с. 71]. На практике постдраматическому театру знакомы все многочисленные характеристики постмоде низма, признаётся Леман: двузначность; прославление театра как процесса; разрушение непрерывности; гетер генность; не текстуальность; плюрализм; возможность многочисленных кодов прочтения; подрывной характер; многообразные места действия; перверсия; актёр, взятый как тема и главная фигура; деформация; деконструкция; текст, кото рым пренебрегают; перформанс как нечто третье между драмой и театром [Там же, с. 42] и т.д. же время, «постдраматический» противопоставляется Леманом категории «постмодернистский» тем, что «представляет собой конкретную проблематику театральной эстет ики» [Там же, с. 34], как констатацию возни шей трудности художника «сформулировать себя с помощью драматической формы» [Там же]. Таким образом, понятие «постмодернизм» не охватывает всех процессов в искусстве театра, тем более не является его полноце ной характеристикой, поэтому у Лемана возникает необходимость более глубокого исследования, в ходе котор го он высказывает мысль, что «постдраматический театр – это театр постбрехтовский» [Там же, с. 54]. По всей видимости, Леман опирается в своём заявлении то лько на теорию эпического театра (изложенную в «Малом органоне для театра» и других публикациях Б. Брехта), которая, главным образом, воспринимается как оппозиция драматическому (аристотелевскому) театру, и не упоминает режиссёрские эксперименты зн менитого соотечественника. Ссылаясь на А. Вирта, Леман отмечает: «Брехтовская теория имплицитно пок зывает, что высказывание в театре возникает благодаря равномерному участию вербальных и кинетических жестовых) элементов, а вовсе не имеет исключительно литератур ной природы» [Там же, с. 53], что позволяет ему признать Брехта предтечей новой театральной эстетики. Однако в отличие от брехтовского, новый театр, по мнению Лемана, «отбрасывает прочь политический стиль, тенденцию к догматизации и акцент на раци нальное начало» [Там же, с. 54]. Следует пояснить, говоря о «политическом стиле», что театр Брехта не был агитационным или пропагандистским, а скорее наоборот – анти политичным. В его задачи входило «дисци- плинировать ум» зрителя, пробудить, по выражению К. Рудницкого, «трезвую силу холодного, аналитич ского разума» [7, с. 290], чтобы противостоять любому политическому одурманиванию сознания, идеолог ческому программированию, вынесенному из опыта ложного патриотизма нацистской Германии. Апеллир вать не к чувству, а к разуму зрителя, Брехта побудило желание усовершенствовать театр, руководствуясь фактором позитивного критического подхода, подобно тому, как критическое отношение к реке заставляет изменить её русло, а критическое отношение к плодовому дереву заставляет делать ему прививку [1]. Вопреки бытующему мнению, Брехт не был идеологом такого театра, форма которого бы явно против речила законам драмы. Являясь драматургом своих постановок, он был лишён оснований вступать в прот воречие с самим собой, но его пьесы уж е были результатом пересечения смысловых пространств с автором, к сюжету которого он обращался. Как бы ни казалась оригинальной и неповторимой теория эпического теа ра, в режиссёрской практике Брехт, заново открывая и оттачивая новые грани, двигался в напр авлении того, что уже было изложено в теории как концепция условного театра и воплощено на практике Вс. Мейерхол дом. Брехтовский «эффект очуждения», позволяющий актёрам представлять своего персонажа на суд зрит ля, а не вживаться в роль; разделение спекта кля на фрагменты отдельных сцен «зонгами», не ломая при этом общей фабулы, но чередуя нарративность с языком жестов и музыки, чтобы позволить зрителю сформиро- вать суждение, а не увлечься со переживанием – больше напоминают протест против натурали стического не драматического театра. У Мейерхольда – «зритель ни минуты не забывает, что перед ним актёр, кот рый играет , а актёр – что перед ним зрительный зал, а под ногами – сцена» [4, с. 145]. Уникальность Брехта новатора заключается в том, что, творчески сое динив в себе драматурга и режиссёра, он сумел сохранить (в отличие от других драматургов постановщиков) способность критически относить ся собственным текстам, продолжая их совершенствовать и интерпретировать в сценическом воплощении уже другим языком – зыком невербальных метафор. Поэтому «постбрехтовский» – в трактовке Лемана, как после Брехта, но сохраняющий с ним связь – не может относиться к Брехту драматургу, потому что это бессмысле но, но только к Брехту режиссёру. Именно эту связь подразумевали, г оворя о Ю. Любимове как о преемнике брехтовского метода после известной постановки в Московском театре на Таганке Доброго человека из Сезуана в 1964 году, и в этом смысле театр Любимова можно с полным основанием назвать постбрехтовским. В театре на Таган ке под руководством Ю. Любимова, подход к любому материалу (не только к текстам Брехта) резко отличался от традиционного натуралистического. Удивляла «необычайная свежесть и сам стоятельность любимовской режиссуры, <…> бесконечно изобретательной, смелой, н аходчивой» [7, с. 296]. Впитав с Вахтанговской школой синтез идей Станиславского и Мейерхольда, Любимов в режиссёрской практике демонстрировал новый виток развития условного театра в гармоничном сочетании с драматич ской игрой актёров, что не только наводило на мысль о постмейерхольдовском театре, но и протягивало н ти преемственной связи от Мейерхольда к Брехту. «Вся система политического театра Брехта, без сомнения, связана с русской мейерхольдовской традицией, с опытом и исканиями Мейерхольда» [Там же, с . 292], – писал известный театровед К. Рудницкий. Опираясь в своих рассуждениях на приверженность Мейерхольда и Любимова к форме «спектаклей обозрений», сложившейся в период постановок, посвящённых произведениям поэтов (Мейерхольд ставил

Приложенные файлы

  • pdf 29301586
    Размер файла: 494 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий