Art comprehension of dialogue of cultures in lyrics of Raisa Akhmatova. Фольклорный жанр сказки для Р.Ахматовой является средоточием вы-соких моральных устоев, развития твор-ческих способностей человека


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
Рецензируемый, реферируемый научный журнал «Вестник АГУ». Выпуск 2 (140) 2014 Многие исследователи отмеча ют важность и продуктивность взаимо действия «двух цивилизаций» - России и Кавказа - и актуальность проблемы ди алога между народами. «Современные ученые сходятся на мысли, что диалог двух культур, представленный на страни цах литературы Северного Кавказа и ли тературы России, становится показатель ным во время возрождения российской государственности и что литература дан ного направления нуждается в глубоком переосмыслении и созидательном вос приятии» [1: 9]. Опыт многовекового со вместного проживания людей предпола гает «установление множества взаимос вязей и взаимозависимостей, что ведет не к утрате культурной самобытности, а к взаимообогащению культур разных наро дов» [2: 564]. Об этом много говорилось в последнее десятилетие, в частности, в рамках «Круглого стола» журнала «Друж ба народов» были высказаны мысли, име ющие прямое отношение к многогранной общественной и литературной деятельно сти выдающейся чеченской поэтессы Р.С. Ахматовой (1928-1992) [3]. Характерно, что они принадлежат двум выдающим ся женщинам-литературоведам Северно го Кавказа, принадлежащим к разным по колениям, но мыслящим в унисон друг с другом и с Раисой Ахматовой. Лейла Бе кизова: «Кавказский феномен культуры мы создавали общими усилиями на про тяжении тысячелетий своего культурно- исторического развития. Как ни парадок сально, но путь к преодолению раздро бленности – укрепление национальных культур» [3: 116]. Мадина Хакуашева: «Только культурная интеграция поможет нам понять друг друга, потому что куль тура - это зеркало, в котором каждый на ходит свое отражение» [3: 121]. В диссертации О. Журавлевой «Фе номен Кавказа в российской литературе и публицистике последних десятилетий» рассматриваются проблемы культурного диалога России и Кавказа в контексте ли тературоведческих, журналистских, исто рических, философских исследований XX - начала XXI столетий [1]. Эти проблемы освещены также в материалах международ ных, российских и региональных конфе ренций по проблемам диалога культур и ли тератур народов Северного Кавказа (Гроз ный, Махачкала, Ростов-на-Дону, Майкоп, Карачаевск, Ставрополь), опубликован ные на страницах газет, журналов и в сети Интернет: М.Ахмадова, Т.Джамбековой, О.Джамбекова, Л.Бекизовой, Х.Бакова, Л.Егоровой, С.Зухба, Л.Куни (Жумала евой), Т.Степановой, М.Хакуашевой, Е.Шибинской. В лирике Р.С.Ахматовой необходи мо выделить несколько основных аспек тов реализации идеи диалога культур, про низывающих ее деятельность в гармо ничном сочетании этнического и обще человеческого. Прежде всего это следую щие типы диалогизма: 1.Взаимодействие с фольклорным и литературным творче ством других народов («Люблю я непод дельность русской сказки, как эпоса чечен ского страницы», «Конек-Горбунок», пуш кинский и лермонтовский тексты); 2. Вза имодействие с другими видами искусства (скульптура, танец, инструментальное ис полнительство («Махмуду Эсамбаеву», «Древний мастер»); 3.Взаимодействие с личностями, представляющими другие на циональные литературы («Алиму Кешо кову», «Расулу Гамзатову»); 4. Взаимо действие с историческим и культурным пространством других времен и народов в форме путевой лирики («Тиса», «У па мятника Шандору Петефи», «О японские вишни», «Сибирь, «Еревану», «Селенга», «Беларусь», «Каспию», «Махачкала»). В современном культурном само сознании чеченского народа наблюдается различное видение вопроса о своей куль турной ориентации. От того, какая пози ция сегодня в Чечне окажется более жиз неспособной, зависят судьбы ее культуры в целом, связанные с подлинно духовным единством, не входящим в противоречие с Рецензируемый, реферируемый научный журнал «Вестник АГУ». Выпуск 2 (140) 2014 идеей самобытности национальных куль тур и государств, развивающихся в про странстве культуры России и мира. Вы сказанные исследователем А.Инговатовой размышления по поводу актуальности и остроты данной проблемы для России в целом столь же актуальны (конечно, с учетом национально-исторической спец ифики и уникальности) и во-многом ана логичны и для судеб Чечни, поскольку в данном случае действуют общие глобаль ные процессы: «Для русского националь ного сознания вновь актуален вопрос: быть России «воплощенным бытием рус ской культуры» или станет она «слепком» и подобием западной «цивилизационно сти». Ориентация на либерализацию иде ологических основ социальной жизни, ка питализацию экономики и производства, культивирование индивидуалистической морали входит в противоречие с основа ми русского национального менталите та... Поиски ориентиров бытия в русском сознании никогда не ограничивались и не удовлетворялись в плоскости материаль ных, прагматических, цивилизационно- технологических по духу интересов, осо знание ложности принятых ориентиров бытия может привести как к социальным потрясением, так и к крайним формам со циального индифферентизма [4: 12]. В реальной динамике отношений Запада и Востока, России и Кавказа происходит пе риодическая смена парадигм в отношени ях двух миров – агрессивность и изоляци онизм приходят на смену притяжению и взаимному влиянию, и наоборот. Понятие «диалогизм» включает в себя весь спектр интертекстуальных свя зей, присутствующих в поэзии Раисы Ах матовой. Они представлены, в основном, аллюзиями и реминисценциями, много численными ассоциациями. Внимание и интерес к духовно-нравственному и эсте тическому наследию не только Чечни, но и других народов, в частности, к русско му фольклору, жизни и личности русских поэтов говорит об открытости поэтес сы к восприятию духовных и нравствен ных традиций русского народа, о возмож ности взаимодействия и взаимообогаще ния разных национальных литератур и их конкретных представителей: Люблю я не поддельность русской сказки, // Как эпо са чеченского страницы...// В них смех и сила, мужество и ласка, // Доверчивость и храбрость горной птицы [5: 13]. Харак терно, что Р.С. Ахматова сама указыва ет на параллели и пересечения, лежащие в основе межкультурного диалога, образ но определяет его основные параметры, типологически сходные признаки фоль клорных произведений, принадлежащих разным этносам. Данное стихотворение имеет глубокий философский смысл, ак туальный в эпоху повышенного практи цизма и прагматизма, свойственного об ществу потребления: Но я, несбыточ ной эпохи житель. //Всегда и всюду бес пощадной буду //К тем, кто подходит, словно потребитель, //И к чувствам чело веческим, и к чуду [5: 15]. Поэтесса про тивопоставляет миру сказки и человече ской веры в высшие силы тех, кто спосо бен лишь потребительски относиться ко всему окружающему: Им ясно, // Что ко вер второго сорта // Не очень приспосо блен для полета, // Билет на скоростные самолеты // Для них готов в любом Аэро порте [5: 15]. С мыслями Р.С. Ахматовой перекликаются положения статьи о роли сказки в современном мире православно го священника: «Выявление ведущих цен ностных (аксиологических) особенностей сказки, как смысложизненных доминант, приобретает особую значимость сегод ня, когда отличительными чертами в со временной технократической цивилиза ции становятся потребительское начало и прагматизм, а в мироощущении человека – неуверенность и тоска, соблазн вирту ализации, обособления от общества» [6]. Раиса Ахматова продолжает раз мышлять над судьбами традиционной культуры в эпоху технократической циви лизации, стараясь примирить порой доста Рецензируемый, реферируемый научный журнал «Вестник АГУ». Выпуск 2 (140) 2014 точно драматические и конфликтные про тивостояния духовности и техницизма: те, кто изобрел // Стальные крылья, // На верно, знали. //Что когда-то в небо // Взле тел Икар, // Спаявший перья воском. // Они нам чудо техники открыли, // Вслед за Икаром // Устремляясь к звездам [5: 135]. Обращение дополнительно к многознач ному и многослойному сюжету и персона жу античной мифологии позволяет поэтес се создать наиболее широкий и глубокий философский контекст произведения. Фольклорный жанр сказки для Р.Ахматовой является средоточием вы соких моральных устоев, развития твор ческих способностей человека, а непо нимание ее романтической природы, свя занной с умением мечтать, человеческая приземленность встречают ее осуждение. Здесь вновь уместно привести слова ар химандрита Абрамова, что также, в свою очередь, свидетельствует о наглядном ди алоге культур и конфессий: «Можно с полным основанием говорить об остром ценностном конфликте в жизни совре менного общества, связанном с состяза тельностью и противостоянием глобали зации и традиции. Понимание особенно стей традиционных ценностных систем сегодня оказывается важным не столь ко для осознании прошлого, сколько для оптимизации ценностных ориентиров, необходимых для дальнейшего развития человеческой цивилизации» [6]. В одном из стихотворений поэтесса гневно обра щается к тем, кто является носителем по добной приземленности: Всех тех сужу, // Кто стрел не посылает // Вдогонку за царевною-лягушкой, // Кто рядом с нелю бимой засыпает, // Набив мечтой, // Как перьями, подушку! Существует еще один аспект диа лога в культуре, имеющий отношение к данной теме в творчестве Р.Ахматовой: мир волшебной сказки оказывается для нее сопоставимым с высокими идеала ми духовности, присущими культуре и духовности каждого народа. Характер но, что мысли и эмоции чеченской поэ тессы особенно актуальны сегодня, ког да «набирают силу процессы националь ного усреднения, духовной унификации, отчуждения человека от мира духовных, нравственных, исторических ценностей. Ценности, которые еще вчера казались незыблемыми, сегодня легко становятся предметом иронии» [6]. Писательница в одном из стихотво рений прибегает к риторическому воскли цанию с отрицательной коннотацией, вы ражающему крайнюю степень полемично сти по отношению к уже отмеченной нами выше «прозаичности» и приземленно сти человеческого существования: О нет! // Они не встанут спозаранку, // Чтоб встретить солнце, // Или сеять зерна [5: 135]. Люди, не способные на такие высо кие действия, как служение высокой цели, осененное видением прекрасного, на наш взгляд, не идущее вразрез и с конфессио нальными представлениями о добре и зле, самопожертвовании, вызывают неприятие поэтессы. Пафос этого стихотворения бу дет актуальным по своей глубинной сути всегда - и в атеистическую эпоху, и в насто ящее время, когда зачастую внешние про явления конфессиональной принадлежно сти подменяют искреннюю человеческую веру. В стихотворении, довольно резко пе ребивая друг друга, соседствуют несколь ко смысловых и стилистических планов – мир сказки, мир обыденной жизни, мир природы. Их сочетание служит возмож ности более стереоскопического взгляда на проблемы человеческого бытия, их фи лософского осмысления: А радуга? // За жжется и погаснет, // В невозвратимом времени // Исчезнет [5: 135]. По определе нию Т.М. Степановой и С.Л. Зухбы, в по добных текстах «животные, деревья, тра ва, цветы, вся природа (...) щедро наделя ются человеческими чувствами, способно стью различать добро и зло, сочувствовать первому и ненавидеть второе, они преду преждают (...) о несчастьях, переживают горе и радости. Это слияние автора и при Рецензируемый, реферируемый научный журнал «Вестник АГУ». Выпуск 2 (140) 2014 роды усиливает значительность и драма тизм происходящего» [7: 102]. Характерно, что, судя по анализи руемым нами произведениям, из образов сказочной и мифологической фантастики Р.Ахматову больше всего привлекают пер сонажи, символизирующие передвижение в пространстве, покорение этого простран ства, такие, как, например, Икар. Чечен скому менталитету, отраженному в лири ке Р.Ахматовой, более всего соответствует символика коня и птицы – чаще всего орла, из русского фольклора – также образы ко ней (Сивка-Бурка) и созданный не без его влияния главный герой сказки П.П. Ершова – Конек-Горбунок. Использование образов и символов из фольклора другого народа, другой культуры, не обедняет, а обогащает образный и смысловой строй этих стихов. Образ земли занимает большое ме сто в стихах Р.Ахматовой. Вся его много значность активно актуализируется по этессой в самых разнообразных вариан тах и формах: И росистым утром, спо заранку, // Ни цветка на ней не запыля, // Сказочную скатерть-самобранку //Мне подарят щедрые поля [5: 135]. Атрибу тика русского фольклора – Сивка-Бурка, скатерть-самобранка, как и образ Ика ра, и создают тот самый диалогизм, объ единяющий время и пространство. Об раз земли, один из излюбленных в поэ зии Р.Ахматовой, функционирует здесь в контексте таких ключевых, жизненно не обходимых понятий, как утро, поля, звез да, солнце, сердце, цветок. Именно земля оказывается истинной, постоянно воспол няемой, скатертью-самобранкой: Я звезду последнюю задую // И, плотнее застегнув пальто, // Утром в неизвестное уйду я, // Чтобы принести не знаю что... [5: 135]. Сочетание рядом двух противоположных по стилистике строк: романтической: звезду последнюю задую и реалистиче ской: плотнее застегнув пальто предше ствует содержательной концовке: Утром в неизвестное уйду я, Чтобы принести не знаю что... , восходящей к традиционной сказочной формуле русского фольклора, имеющей, несомненно, аналоги и в фоль клоре других народов: Пойти туда, не знаю, куда. Найти то, не знаю что , сим волизирующей вечное движение, стрем ление к неизведанному, непостижимому, неразгаданному, недосягаемому, откры тость финала произведения. Примечания: Журавлева О.А. Феномен Кавказа в российской литературе и публицистике по следних десятилетий: автореф. дис. … канд. филол. наук. Майкоп 2. Webster’s Encyclopedic Unabridged Dictionary of the English Language. N . ., 1994. 720 р. Панорама литературы на фоне гор. Круглый стол «Дружбы народов». 4. Инговатова, А.Г. Запад - Восток: проблема диалога культур: пыт социально- философского исследования: автореф. дис. … канд. филос. наук. Барнаул, 2002. 19 с. Ахматова Р.С. Откровение. М., 1979. 335 с. [Электронный ресурс]. URL: http://www.portal slovo.ru/art/36734.php?PRINT Y. Степанова Т.М., Зухба С.Л. Д.С. Лихачев о фольклорной модели мира в древ нерусской литературе // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. Майкоп, 2012. Вып. 1. С. 97-103. References: 1. Zhuravlyova O.A. The phenomenon of the Caucasus in the Russian literature and journalism of the last decades: Diss. abstract for the Cand. of Philology degree. Maikop, 2008. 21 pp. Рецензируемый, реферируемый научный журнал «Вестник АГУ». Выпуск 2 (140) 2014 2. Webster’s Encyclopedic Unabridged Dictionary of the English Language. N.Y. 1994. 720 pp. The panorama of literature against the background of mountains. The Round table of Ingovatova A.G. The West – the East: the problem of the dialogue of cultures: experience of social and philosophical research: Diss. abstract for the Cand. of Philosophy degree. [Electronic resource]. URL: http://www.portal slovo.ru/art/36734.php? PRINT Y. Stepanova T.M., Zukhba S.L. D.S. Likhachyov on the folklore model of the world in Old Russian literature // The Bulletin of the Adyghe State University. Series «Philology and the Arts». Maikop, 2012. Iss. 1. P. 97-103.

Приложенные файлы

  • pdf 29300847
    Размер файла: 329 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий