Он сказал так: я не буду трогаться с места, пока друг мой не скажет мне трогаться и не остановлюсь, пока он не захочет. Рав Шимшон Рафаэль Гирш отмечает, что Моше говорил: “встань, Бог” после того

Беhаалотха


И БЫЛО, КОГДА ДВИГАЛСЯ КОВЧЕГ /35/ И БЫЛО, КОГДА ДВИГАЛСЯ КОВЧЕГ, ГОВОРИЛ МОШЕ: “ВСТАНЬ, БОГ, И РАССЕЮТСЯ ВРАГИ ТВОИ, И РАЗБЕГУТСЯ НЕНАВИСТНИКИ ТВОИ ОТ ЛИЦА ТВОЕГО!”. /36/ А КОГДА ОСТАНАВЛИВАЛСЯ Ковчег, ГОВОРИЛ ОН: “ВЕРНИСЬ, БОГ ДЕСЯТКОВ ТЫСЯЧ ИЗРАИЛЯ!”.
Эти стихи отмечаются  в Свитке Торы - а также и в печатных изданиях  Пятикнижия - специальными знаками. И в начале, и в конце этого маленького отрывка мы находим большие перевернутые буквы “нун”. Тадмуд говорит об этих знаках в трактате Шабат (115 б - 116 а):
“Учили наши мудрецы: “И было, когда двигался ковчег, Моше говорил” - Святой, да будет Он благословен, отметил этот отрывок специальными знаками в начале и в конце, (Раши комментирует: чтобы отделить этот отрывок от примыкающих к нему стихов) чтобы показать, что не здесь его место. Рабби говорит: не поэтому этот отрывок так отмечен, место его именно здесь а потому, что он представляет из себя отдельную книгу. И сказал Рабби Йоханан: “Премудрость построила себе дом, вытесала  семь столбов его” (Мишлей 9:1) - это семь книг Торы (Раши: если мы говорим, что этот отрывок - отдельная книга, значит, до него - тоже отдельная книга, и после него, и таким образом, Бамидбар - не одна книга, а три).
Раббан Шимон бен Гамлиэль говорит: в будущем этот отрывок будет отсюда убран и перенесен в другое место (Раши: в будущем, когда все наказания уже будут отменены, и не будут уже больше беспокоиться о наказании, и дурное побуждение тоже исчезнет). А почему же все-таки сейчас он здесь? Чтобы отделить первое наказание от второго. И что это - второе наказание? Это (11:10): И УСЛЫШАЛ МОШЕ, КАК НАРОД ПЛАЧЕТ, ПО СЕМЕЙСТВАМ СВОИМ, КАЖДЫЙ У ВХОДА В СВОЙ ШАТЕР,  А что такое первое наказание? Это (10:33): И ОТПРАВИЛИСЬ ОНИ ОТ ГОРЫ БОГА,  - то, что отвернулись они от Господа“.
Мы видим в этом отрывке из Талмуда два объяснения употребления здесь особых символов. Одно объяснение (и это также мнение Сифрей) видит причину такого выделения в том, что стихи эти вставлены не на свое место. Они должны были бы быть в описании перемещений народа (по мнению некоторых комментаторов после стиха 2:17, а по мнению других - в нашей главе, но после стиха 11, после которого начинается описание переходов). Другое объяснение указывает на то, что этот отрывок является отдельной книгой, и особые знаки - две перевернутые буквы  “нун” - отмечают начало и конец этой книги, книги, в которой всего лишь восемьдесят пять букв. И книг в Торе тогда получается семь.
Оба этих объяснения еще тоже нужно объяснить. Первое основывается на том, что Тора не хотела описывать одно за другим наказания народа, нужно было эти описания чем-то прервать. Рамбан, приведя сначала слова Раши “отделить одно наказания от другого”, продолжает:
“И не объясняет здесь Раши, какие именно наказания нужно было разделить; и в Торе до слов “И было, когда двигался ковчег” не упоминается никакое наказание... но мидраш говорит нам, что народ двинулся с горы Синай с радостью, “как ребенок, сбежавший из школы”. Сказали евреи: как бы Он не дал нам много заповедей, и потому “двинулись с горы Господней”, поскольку они хотели удалиться от этой горы именно потому, что она - гора Господня. И это и есть первое наказание. И Тора делает перерыв  для того, чтобы не шли три наказания за три греха одно за другим (бегство от горы Господней, ропот, и жалобы по поводу пищи), и тогда получилось бы, что  у народа уже презумпция виновности (три однородных события образуют в еврейском законе презумпцию - прим. пер.). Можно задать вопрос: какое же наказание  было за “двинулись с горы Господней”? Возможно, если бы не этот грех, народ сразу же смог бы войти в Землю Израиля”.
Второе объяснение, считающее, что причина выделения этого отрывка в том, что он как будто представляет из себя отдельную книгу, вызывает естественный вопрос: что такого особенного таится в этом отрывке, что наши Мудрецы сочли его столь важным, что засчитали за отдельную книгу?
Но сначала, прежде чем ответить на этот вопрос, рассмотрим внимательно  эти два стиха. Они совсем не просты для понимания, как с точки зрения языка, так и с точки зрения содержащейся в них идеи. Странно, что Моше говорит Всевышнему “вставать”, когда ковчег двигался, и “возвращаться”, когда ковчег останавливался.  Разве Моше управлял передвижениями и остановками ковчега? Ведь ранее было сказано, что все перемещения ковчега происходили только по слову Всевышнего! Этот вопрос разбирает Сифрей (84:10, 35):
“И говорил Моше, встань, Бог” - а в другом стихе (9:23) сказано: “По указанию Бога стояли и по указанию Бога двигались”. Как же примирить эти два стиха? Можно привести здесь такое сравнение. Царь отправился со своим ближайшим другом в путешествие.  Он сказал так: я не буду трогаться с места, пока друг мой не скажет мне трогаться; и не остановлюсь, пока он не захочет. И такое сравнение объясняет нам, как могут сосуществовать стихи  “И говорил Моше, встань, Бог” и “По указанию Бога стояли и по указанию Бога двигались”.
Этот мидраш - притча  наглядно иллюстрирует нам, что такое высшая степень близости между человеком и его Создателем, полное тождество их целей. Царь совершенно не зависит от своего друга, он может сам  решать, когда идти и когда останавливаться, но не делает этого, пока ему не скажет его друг. Рав Шимшон Рафаэль Гирш отмечает, что Моше говорил: “встань, Бог” после того, как это уже свершалось, в соответствии с выраженным Раббаном Гамлиэлем в Пиркей Авот  (2, 4) принципом:
“Сделай Его волю своей волей”.
Каково же метафорическое значение выражения “встань” в применении к Всевышнему? И в каком смысле от Его “вставания” “рассеются враги Его”?
Рамбам говорит об этом в Море Невухим (часть 1, глава 12):
“У слова “вставание” есть и еще один смысл - прочность и истинность чего-то От этого значения был образован переносный смысл: исполнение Божьего приговора над людьми, которые заслужили наказание смертью: “И восстану Я на дом Иеровоама” (Амос 7:9), “И восстанет против дома нечестивых” (Техиллим 31:2) Возможно, что и речение “Ныне восстану” (Техиллим 12:6) имеет такой же смысл”(пер. М. Шнейдера).
Кто же эти враги, которых Моше называет  врагами Господа и ненавидящими его? Вот как отвечает на этот вопрос Сифрей (24:10, 35):
“Разве могут быть ненавистники у Того, Кто речением Своим сотворил мир? Писание сообщает нам здесь, что все ненавидящие Израиль - они как будто ненавидят Всевышнего. И сходную идею мы находим в Книге Шмот (15:7):
« ВЕЛИЧИЕМ СВОИМ СОКРУШАЕШЬ ТЫ ВОССТАЮЩИХ ПРОТИВ ТЕБЯ;»   Разве может кто-то восставать на Всевышнего? Опять-таки, этот стих  говорит нам, что тот, кто восстает на Израиль, - как если бы восстал  на Всевышнего.  Так же и в Книге Техиллим (74:23): “Не забудь голоса врагов Твоих, шума восстающих на Тебя, подъемлемого беспрестанно”, и также (83:3):  “Вот, враги Твои шумят и ненавидящие Тебя подняли голову”. И далее мы видим объяснение, что это означает (83:4): “Против народа Твоего замышляют они дурное”. И еще мы находим у пророка Захарии (2:12): “прикасающийся к вам касается зеницы ока Его”.
Итак, враги Израиля - это то же, что враги Бога. Заслуживаем мы этого или нет, они все равно всегда видят в нас несущих знамя Торы, знамя справедливости и правды, и именно за это они ненавидят нас и преследуют. Рабби Шимшон Рафаэль Гирш в своем комментарии к нашему отрывку говорит, что Моше уже с момента, когда он получил Тору, осознавал, что будут враги, которые восстанут против нее. Ясно, что агрессоры и тираны не будут мириться с призывами  Торы к справедливости и альтруизму. И призыв Торы к святости пробудит не только ненависть, но и активное преследование.
Завершающий наш отрывок стих «ВЕРНИСЬ, БОГ ДЕСЯТКОВ ТЫСЯЧ ИЗРАИЛЯ»  представляет для нас трудность с точки зрения синтаксиса. Обычно глагол “шув” - это непереходный глагол, и означает он “вернись”, но здесь мы видим за ним прямое дополнение “ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ ИЗРАИЛЯ”. Русский перевод в данном случае обходит эту трудность тем, что понимает “десятки тысяч Израиля” как эпитет к слову “Бог”; но многие комментаторы понимают здесь  “шув” как переходный глагол “верни”. Комментарий Даат Зкеним предлагает так понимать этот стих: “Да будет воля твоя, чтобы десятки тысяч евреев все вернулись на места свои, в том же количестве, чтобы никто из них не пропал”. “Шув” понимается тогда как “верни”, и это так же, как (обычно тоже непереходный) глагол “шав” в книге Дварим (30:3): «И ВОЗВРАТИТ БОГ, ВСЕСИЛЬНЫЙ ТВОЙ, ИЗГНАНИЕ ТВОЕ».
Ибн Эзра  понимает “шув” как “дай отдых”: “Дай десяткам тысяч евреев отдых, чтобы их больше не притесняли”. Сфорно также интерпретирует этот глагол как “отдыхать, покоиться”, уже в непереходном значении: “Пребывай в покое, Господь, среди десятков тысяч евреев” - то есть, пусть Твое Присутствие покоится в нашей среде.
“Десятки тысяч” Сфорно понимает буквально, считая, что такова и была в то время численность всех евреев - мужчин, женщин и детей. Но Гирш обращает наше внимание на странный порядок числительных. В оригинале “десятки тысяч” идут перед “тысячами”, то есть, сказано: “десятки тысяч тысяч”, тогда как обычно говорится “тысяча десятков тысяч” (как, например, в Берешит 24:60): : "СЕСТРА НАША! ДА СТАНЕШЬ ТЫ  ТЫСЯЧАМИ ДЕСЯТКОВ ТЫСЯЧ". Гирш понимает это как десятки тысяч евреев, которые в будущем появятся из уже существующих тысяч. И тогда, по мнению Гирша, это вечный призыв, не ограниченный только периодом пустыни. Тот, Кто поднялся, чтобы рассеять врагов Своих и устранить зло с земли,   будет обитать среди десятков тысяч детей Своих и последователей Своих из всех народов.
Отрывок, который наши Мудрецы рассматривали как отдельную книгу, говорит в таком случае о периоде, описанном у пророка Захарии (2:15): “И присоединятся народы многие в день тот, и станут они для Меня народом Моим, и Я буду обитать среди Тебя”


Приложенные файлы

  • doc 44664218
    Размер файла: 43 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий