На обсуждение предлагается сравнительный анализ основных положений по оценке эффективности инвестиционных проектов и по стоимостной оценке имущества.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
1 С.А. Смоляк, д.э.н., профессор кафедры экономических измерений ГУУ, главный научный сотрудник ЦЭМИ РАН , Г.И. Микерин, к.т.н., профессор, заведующий кафедрой экономических измерений ГУУ, ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН . Оценка эффективности инвест иционных проектов в сравнении с оценк ой стоимости имущества: сходства, различия и перспективы Investment projects efficiency vs . properties valuation : similarities , differences & perspectives На обсуждение предлагается сравнительный анализ основных поло жений по оценке эффективности инвестиционных проектов и по стоимостной оценке имущества. Выявляются как основные расхождения, так и те положения, по которым уже сейчас возможно существенное сближение позиций. Отмечаются и пробелы в нормативно - методических документах. О чѐм и о ком пойдет речь . В России, как и в других странах, разрабатываются и реализуются различные инвестиционные проекты (здесь и далее мы будем говорить только о реальных , но не финансовых проектах) и осуществляются многочисленные сделки с имуществом. Поэтому у участников рынка возникает потребность оценивать финансовую (коммерческую) эффективность инвестиционных проектов и оценивать стоимость имущества 1 . Последний вид деятельности именуется оценочной и описан в российском законодательстве , а первый никак не называется, нигде не описывается и ничем не регламентируется. П отребность в тех и других оценках удовлетворяют соответствующие специалисты. Тех, кто законно занимается профессиональной оценкой стоимости имущества, в мировой и российской практике называют оценщиками , а вот общего наименования для лиц, оценивающих эффективность инвестиционных проектов, пока нет. Учитывая, что результаты их работы являются составной частью проектной документации (наряду с описанием и обоснованием других тех нических характеристик проектируемых объектов), будем пока называть их проектировщиками - экономистами . Исторически в России сложилось так, что деятельность проектировщиков - экономистов оказалась в организационном и методическом смысле оторванной от деятельн ости оценщиков. Попытаемся разобраться по существу, что объединяет и что разделяет указанные виды деятельности. Предмет и цели оценки . Предметом оценки стоимости всегда является некоторое имущество. Этим термином охватывается и соответствующий физически й объект и связанные с ним права собственности. Объекты, которые не могут находиться в чьей - то собственности, при этом к имуществу не относятся , и их стоимостная оценка обычно не включается в оценочную 1 Общепринятое международное понимание термина “имущество”, которого придерживаемся и мы, охватывает также и “бизнес” или “компании”, “фирмы”. Хотя эти три слова широко применяются по - русски в научной лит ературе и в хозяйственной практике, но в российском законодательстве они скрываются за особой формулой “имущественный комплекс”. Отметим одновременно, что в Международных стандартах оценки (МСО) - понятие “имущество” применяется как в широком смысле слова (включая кроме “бизнеса” или “имущественного комплекса”, также еще и “финансовые интересы”), так и в узком смысле. При этом, в зависимости от контекста, под “имуществом” в узком смысле там чаще всего подразумевается “недвижимое имущество”, но бывает также , что оно рассматривается вместе с “движимым имуществом”. Сложностей это не вызывает и не входит в противоречие с российским законодательством, так же как и то, что в мире и в России отдельно существуют понятия “юридическое лицо” и “экономический (хозяйств енный) субъект”. 2 деятельность 2 . При оценке рыночной стоимости имущество всегда рассматривается как товар, обращающийся на рынке. Тем самым, рыночная стоимость имущества связывается с ценой сделки, которая могла бы осуществиться на рынке при определенных условиях. Более того, при оценке имущества оценщики почти всегда использу ют либо сравнительный (рыночный), либо затратный подход. Но это подразумевает одновременное существование на рынке нескольких экземпляров аналогичного имущества или возможность создания таких экземпляров. Другими словами, почти все предметы оценки рассматр иваются оценщиками как массовые, повторяющиеся, либо имеющие массовые или повторяющиеся аналоги. Целью оценки имущества, как правило, является подготовка информации для осуществления какой - то намечаемой или потенциально возможной сделки. Оценка имущества д ля иных целей (скажем, для составления финансовой отчетности или для налогообложения), строго говоря, также не относится к оценочной деятельности. Оценщики оценивают стоимость имущества на определенную дату, основанную как на рыночной базе, так и на одной из нерыночных баз (в том числе, “инвестиционную”). Величина этой стоимости является ориентиром для реальных или потенциальных участников сделки [ 1 , 2 , 3 ]. Ошибочная оценка стоимости имущества может повлечь за собой неправильные действия участников , и именн о поэтому оценщик несет юридическую ответственность за результаты оценки, вплоть до судебных разбирательств. Реальный инвестиционный проект (далее — проект или ИП ), как его обычно понимают - это некоторый “комплекс действий”. Оценка его эффективности произ водится прежде всего для того, чтобы выяснить, нужно ли этот комплекс действий осуществлять [ 4 , 5 ]. Так, например, используя методы оценки эффективности проектов, фирма может оценить эффективность продажи принадлежащего ей оборудования, а государство может оценить целесообразность заключения СРП на определенных условиях или повышения ставки экспортных таможенных пошлин. Подчеркнем еще раз: предметом оценки здесь является предусмотренная проектом некоторая совокупность действий всех его участников, а целью — выяснение целесообразности или нецелесообразности этих действий. Тот факт, что в ходе реализации проекта создается какое - то имущество, особой роли здесь не играет. Известные методы могут помочь в оценке целесообразности и проектов, предусматривающих измен ение способов использования одного и того же имущества, и таких действий, которые не предусматривают инвестиций со стороны “основного” участника. Размер эффекта или выгоды от реализации проекта имеет при оценке эффективности второстепенное значение. Каким бы ни был этот эффект, если он положителен, проектировщик - экономист будет рекомендовать проект к реализации. Однако эффект необходимо определять, если имеется несколько вариантов проекта. Тогда лучший вариант должен выбираться по критерию максимального эф фекта. Эффективность проекта, в котором имеется несколько участников, должна, по идее, оцениваться с точки зрения каждого из них. Поэтому у каждого проекта эффективностей не меньше, чем участников. У имущества тоже несколько стоимостей, но рыночная стоимо сть только одна, а все остальные относятся каждая к своему типу решаемых с ее помощью задач. Рыночная стоимость имущества определяется применительно к реальной или виртуальной сделке между участниками рынка, ведущими себя “ограничено” рационально, т.е. в у словиях существующего, а не “идеального” рынка . Поэтому рыночная стоимость имущества не зависит от того, кто персонально будет участником такой сделки. В то же время реальный инвестиционный проект (в отличие от финансового) с самого начала рассматривается как уникальный, эксклюзивный, 2 Так, по любым стандартам к оценочной деятельности не относятся стоимостная оценка проектов, экологических и социальных последствий тех или иных мероприятий, национального богатства или результатов фундаментальных научных исследований. 3 требующий индивидуального подхода. Более того, показатели эффективности проекта определяются применительно к совершенно конкретному составу его участников и определенному механизму их взаимоотношений (этот механизм может включ ать и нерыночные элементы, например, использование трансфертных цен). Если оценщик подходит к имуществу с этих же позиций, то стоимость, которую он оценивает, рассматривается уже не как рыночная, а как инвестиционная . Это, однако, не означает, что оценки эффективности проекта всегда “нерыночные”. Дело в том, что в ряде случаев участники проекта на момент оценки еще не определены, и поэтому проект оценивается в предположении, что поведение этих участников, система их взаимоотношений будут “вполне рыночными” . Для этого в расчет закладываются рыночные цены и процентные ставки, а также рыночные ставки дисконта. В этой части эффективность проекта также отражает его оценку рынком. Стоимость имущества, как отмечалось выше, есть по существу стоимость связанных с э тим имуществом прав (например, прав владения, пользования, распоряжения, аренды). Такие права имеют стоимость и потому обращаются на рынке. Казалось бы, с ИП не связаны какие - либо права — проекты (если они не секьюритизированы, т.е. права на них не оформле ны для передачи другим лицам) не обращаются на рынке и их нельзя покупать, продавать или обменивать, а значит, неправомерно и трактовать эффект проекта, как бы он ни определялся, как стоимость этого проекта. Более внимательный анализ заставляет пересмотрет ь такой подход. Проект как совокупность действий разных участников действительно нельзя продавать и покупать, как имущество. Однако стоимость любого объекта нельзя понимать однобоко — только как цену его возможной продажи. В тех же Международных стандарта х оценки [ 1 , ОППО, п.7.1] говорится, что стоимость объекта является количественным выражением степени его полезности. Сравним это с определением эффективности проекта как категории, отражающей соответствие прое кта целям и интересам его участников. Мы видим, что различий практически нет: показатели стоимости имущества/эффективности проекта являются количественным выражением соответствия имущества/проекта целям и интересам (реальных или потенциальных) собственнико в имущества/участников проекта. Для собственника имущества , если это коммерческая структура, это соответствие выражается в том доходе, который может быть получен от дальнейшего использования имущества, для участника проекта (опять же, если это коммерческа я структура) — в том доходе, который он получит, выполняя предписанные проектом действия, в том числе и с другими участниками. Но тогда вполне правомерно считать, что эффект проекта отражает стоимость прав на осуществление указанных действий в системе вза имоотношений с другими участниками проекта, даже если такие права или взаимоотношения и невозможно продать. На это могут возразить, что реализация проекта предполагает еще и осуществление текущих или капитальных затрат или выполнения иных действий, скоорди нированных с действиями других участников. Другими словами, получение дохода участником проекта сопряжено с выполнением им определенных обязательств (в том числе — перед другими участниками). Однако использование имущества также может быть сопряжено с осу ществлением затрат и обременено иными обязательствами. Поэтому, если говорить более точно, то стоимость имущества отражает оценку прав собственности на это имущество, обремененных определенными обязательствами, а эффективность проекта — стоимость прав на п олучение предусмотренных проектом доходов, обремененных определенными предусмотренными проектом обязательствами. Оценка таких прав не противоречит Европейским стандартам оценки: “Права существуют согласно контракту — писаному или не писаному — об экономиче ских выгодах для сторон” [ 2 , п. GN 8.08], “Отношения между сторонами могут быть не контрактными, могут быть кратковременными, но , тем не менее, обладать для сторон 4 значительной стоимостью”[ 2 , п. GN 8.09]. Кстати, здесь уместно обратить внимание на такой элемент стоимости бизнеса, как персональный гудвилл. Он отражает способности, доброе имя и репутацию, присоединенную к лицу (например, менеджеру или рабочему), которо е создает для бизнеса дополнительную прибыль. Такой гудвилл входит в стоимость бизнеса, но его невозможно передать после того, как бизнес продан, так как лицо, к которому он присоединен, могут перейти на другое предприятие, выйти на пенсию или умереть [ 6 ]. Как видим, и в “обычные” оценки стоимости имущества входят стоимости объектов, не обращающихся на рынке. С этих позиций использовать термин “стоимость проекта” (с дополнительными определениями или без них), в принципе, можно. Однако при этом надо четко п онимать, что речь идет о стоимости (вообще говоря, не торгуем ого на рынке) права на получение предусмотренных проектом денежных поступлений (доходов), обремененных обязательством осуществления предусмотренных проектом расходов. Против использования термина “стоимость проекта” есть возражение иного рода: достаточно много людей, не имеющих представления об оценочной деятельности, но занимающих порой высокое положение, понимают под “стоимостью проекта” объем первоначальных инвестиций (т.е. капитальных затрат) по проекту, а вовсе не разность между суммами дисконтированных будущих денежных поступлений и расходов 3 . Подробнее это т вопрос рассм отрен ниже при обсуждении понятия “стоимость”. Взаимоотношения с предметом оценки . Оценивая стоимость имущества, оценщик не влияет на само это имущество, не изменяет его и обычно не дает заказчику рекомендаций по проведению той или иной сделки. Он указывает лишь, по какой цене могла бы совершиться сделка с этим имуществом или с отдельными связанными с этим имуществом правами . В то же время, оценивая эффективность проекта, особенно на ранних стадиях его разработки, проектировщик - экономист обычно видит и предлагает пути повышения эффективности (например, изменение технических, технологических, строительных или финансовых проек тных решений). Проведя оценку, он в конечном счете дает соответствующие рекомендации участникам проекта: участвовать в проекте, отказаться от участия в проекте или изменить какие - то характеристики проекта, включая и организационно - экономический механизм ег о реализации. Таким образом, в процессе проектирования он играет активную роль и потому его правомерно рассматривать как одного из разработчиков проекта. Казалось бы, указанное различие существенно. Однако обратим внимание на важные исключения из указанны х выше “общих правил”. При оценке рыночной стоимости оценщик обязан исходить из некоторого наиболее эффективного способа использования имущества. Такое оптимальное использование может не совпадать с существующим. В этих случаях оценщику приходится как бы у казывать собственнику, что его имущество можно использовать лучше и притом — таким - то способом. С другой стороны, проектировщику - экономисту нередко дают задание оценить уже согласованный с его участниками проект, в котором, грубо говоря, ничего нельзя меня ть. Ясно, что тогда проектировщик - экономист может оставить предложения по улучшению проекта при себе. С этих позиций указанные различия представляются не слишком существенными: естественно считать, что выдача рекомендаций заказчику может предусматриваться , а может и не предусматриваться заданием на оценку проектов или имущества. В любом случае окончательные решения о проведении сделки с имуществом, об участии в проекте или о корректировке его параметров принимают только сами участники. Они же (в совокупнос ти) принимают на себя и все связанные с проектом или имуществом риски, включая и те, которые обусловлены ошибочными рекомендациями. 3 В английском языке подобной путаницы нет, поскольку указанные понятия выражаются совсем непохожими терминами project ( initial ) investments и ( present ) value of project . 5 Статус и регулирование деятельности . Деятельность оценщиков в любой стране подлежит некоторой форме институционального, об ществен ного или государственного регулирования, они должны удовлетворять определенным требованиям в отношении знаний и компетенции. Оценщик может выступать как частный предприниматель или как работник оценочной фирмы. Результаты своей работы оценщик отраж ает в своем отчете об оценке, представляемом заказчику. В своей деятельности оценщики руководствуются стандартами оценки и основанными на их положениях методическими рекомендациями. Важно отметить, что каждый оценщик в своей деятельности может выступать в четырех несколько различных ролях: 1) как независимый оценщик, осуществляющий оценку имущества по заданию продавца или покупателя или государственных органов. Такая оценка имеет, как говорят, доказательственное значение, и потому она, с одной стороны, являет ся основанием для принятия коммерческих, административных и судебных решений, а с другой стороны — может быть оспорена в суде; 2) как независимый консультант, оценивающий имущество с целью подготовки рекомендации участнику рынка по сумме предполагаемой сделки или иным ее условиям; 3) как внутренний оценщик, осуществляющий оценку имущества по заданию его собственника с учетом его целей и интересов. Целью такой оценки, в конечном счете, также является выработка рекомендаций по улучшению финансового положения собств енника имущества (в том числе — по изменению способа использования имущества или по его продаже); 4) как рецензент отчета об оценке, выполненного другим оценщиком. Привлечение независимого оценщика обеспечивает объективность оценки. Такая оценка может служит ь основанием для принятия решений обоими участниками сделки или государственными органами. Оценка, проведенная оценщиком - консультантом или внутренним оценщиком, позволяет заказчику принимать рациональные решения по управлению имуществом (например, о сделке с ним). Однако такая оценка уже не является основанием для принятия решений другими участниками рынка (включая при необходимости и государство). Рецензирование (э кспертизу ) отчетов об оценке выполняют обычно достаточно квалифицированные оценщики. Основная задача здесь — выявить возможные ошибки оценщика и оценить, есть ли необходимость в “переделке” отчета об оценке и в пересчете указанной в нем стоимости 4 , или допущенные оценщиком ошибки не меняют существенно величины этой стоимости. Имеется много различн ых видов имущества и оценка каждого из них имеет свои особенности. Поэтому оценщики нередко специализируются на каком - то одном виде имущества, для оценки стоимости которого они уже имеют достаточно хорошо отработанные приемы. Методическое руководство оценщ иками осуществляют также объединения оценщиков (например, Российское общество оценщиков), действующие совместно с аналогичными международными объединениями. Имеется несколько сайтов (например, www . appraiser . ru и www . valuer . ru ), где оценщики обмениваются ин формацией и дают друг другу советы. Несколько иное положение с проектировщиками - экономистами . Результаты их работы обычно являются частью проектной документации, а по своему статусу они являются членами общей команды разработчиков проекта (даже в том случ ае, если они 4 Тут тоже есть любопытная особенность. Поскольку указанная в Отчете об оценке ст оимость выражает суждение оценщика, то требование “переделки” отчета надо понимать не как навязывание оценщику иного суждения (что было бы некорректно), а всего лишь как указание на недостаточную обоснованность высказанного им суждения. 6 выполняют свою работу по договору подряда с проектной организацией). В этой части их деятельность аналогична деятельности внутренних оценщиков. Кроме того, выполненная ими оценка эффективности проекта является, по сути, инструментом убеждения всех участников проекта в целесообразности его реализации (не случайно соответствующие разделы проектной документации именуются технико - экономическими обоснованиями). Таким образом, здесь роль проектировщиков - экономистов аналогична роли оценщиков - консульт антов. Как и при оценке имущества, для участия в проведении экспертизы конкретных проектов приглашают обычно наиболее квалифицированных проектировщиков (не только экономистов!). Основная задача здесь не столько в том, чтобы выявить ошибки в расчете показат елей эффективности проекта, сколько в подтверждении целесообразности самых разнообразных проектных решений (строить мост поперек реки или вдоль, закупать российское оборудование или импортное, оказать финансовую поддержку участникам проекта из государствен ного бюджета или не оказывать и т.д.). С экономической точки зрения это означает, что здесь проверяется, действительно ли проект обеспечивает положительный эффект (всем или некоторым) его участникам — величина эффекта играет здесь второстепенную роль. Разу меется, проектировщик - экономист также должен обладать определенными знаниями и опытом. Он должен быть достаточно компетентен в технических, технологических, строительных и финансовых вопросах, должен понимать, как повлияют на эффективность проекта те или и ные изменения соответствующих проектных решений. Среди проектировщиков - экономистов нет специализации: вчера он оценивал эффективность разработки нефтяного месторождения, сегодня оценивает эффективность лизинга пассажирских автобусов, а завтра — эффективно сть строительства железной дороги. Но каждый такой проект эксклюзивен, и при оценке его эффективности нужно учесть свой набор наиболее существенных факторов и конкретный объем исходной информации, приспособить к ним соответствующие методические положения, расчетные формулы, компьютерные программы, состав и форму расчетных таблиц. Это требует от проектировщика - экономиста определенной “гибкости”, широкого кругозора и более глубоких знаний не только в экономике, но и в математике, технике, технологии и даже э кологии 5 . С этих позиций требования к знаниям и компетентности проектировщика - экономиста представляются несколько более высокими, чем для оценщика. Более того, как будет видно из дальнейшего, оценщики и проектировщики - экономисты по - разному трактуют одни и те же понятия, по - разному учитывают одни и те же факторы. Поэтому трудно ожидать качественного результата в случае, когда за оценку эффективности инвестиционных проектов берутся не подготовленные к этому специально оценщики бизнеса, вооруженные к тому же ч ужими компьютерные программами, но не знакомые в деталях с их алгоритмами. В отличие от оценщиков, за правильность своих расчетов проектировщики - экономисты несут только моральную (репутационную) ответственность. Это вполне объяснимо — за качество проектной документации отвечает руководитель проекта и директор проектной организации, а после того, как проект принят заказчиком — сам заказчик. Проектировщики - экономисты в своей деятельности также руководствуются разного рода методическими рекомендациями и отрасл евыми инструкциями, например, [ 5 , 7 ]. В то же время они не объединены какой - либо структурой. Каких - либо сайтов или интернет - форумов, где проектировщики - экономисты обменивались бы необходимой информацией, тоже, п о - видимому, нет. 5 Проектировщик - эко номист не может получить достаточно глубоких знаний во всех указанных областях — они приходят к нему постепенно, в процессе оценки эффективности разных проектов, в ходе обсуждений соответствующих проблем со специалистами. Поэтому не менее важно, чтобы прое ктировщик - экономист умел понимать специалистов в разных областях знаний, т.е., проще говоря, умел общаться с людьми. 7 Основные понятия . Многие понятия обозначаются в оценке имущества и оценке эффективности ИП одними и теми же терминами , а одинаковые понятия — определяются по - разному и обозначаются разными терминами . Рассмотрим основные понятия подробнее . Стоимость. В Международных с тандартах оценки “стоимость” всегда понимается как расчетная ( оценочная ) величина, о которой оценщик выносит свое суждение, тогда как “цена” относится к запрошенной, предлагаемой или уплаченной сумме . К стати, в тех же МСО гов орится, что “уплаченная цена соответствует точке пересечения кривых предложения и спроса” [ 1 , с. 409] , и что “цена”, а также “затраты” (если это не “затраты замещения”) — п редставля ю т с обой “исторические факты” , а не оценочные сужения — как “стоимость” или “ценность”. “Ценность” в МСО считается синонимом “инвестиционной стоимости”. В российских условиях это отнюдь не всегда соответствует принятой терминологии в экономической теории (политэкономии) и в бухгалтер ском учете, о чем подробно говорится в недавней публикации 6 . Главная особенность, которую следует учитывать на практике, состоит в том, что в России “затраты” часто называют “стоимостью”, хотя — справедливости ради — надо отметить, что бухгалтеры говорят в таких случаях “ фактическая стоимость”, что для оценщиков звучит как “жареный лед”. При этом новейшие изменения в бухгалтерской (финансовой) отчетности — в Международных стандартах финансовой отчетности (МСФО) и в российских ПБУ — предусматривают теперь применение “справедливой стоимости”, которая является именно оценочной величиной, а не фактической . В российских расчетах эффективности ИП термины “цена” и “стоимость” понимаются так : “цена” чаще всего относится применительно к единице продукции, но не ко всему ее объему, тогда как “стоимость” относится как к фактическим , так и к прогнозируемым показателям, независимо от того, согласуются ли они с собственным суждением проектировщика - экономиста. Например, применительно к прогнозируемым денежным потокам, гов орят о стоимости вкладываемого в проект имущества, под чем может подразумеваться как результат профессиональной оценки его стоимости, так и показатель из бухгалтерской отчетности. Точно так же под “стоимостью капитального ремонта оборудования”, закладыва емой в расчет денежных потоков, может пониматься как фактическая стоимость ремонта аналогичного оборудования, так и расчетная ( оценочная ) сумма. Обратим внимание также на оборот “стоимость реализованной продукции”, где речь может идти о выручке от продаж и в заранее оговоренных, и в предполагаемых проектировщиком - экономистом ценах. Но такие противоречия, возникшие в связи с “переменой понятий” и в профессиональной оценке и в бухгалтерской отчетности, в настоящее время постепенно снимаются в связи с происход ящей конвергенцией стандартов обеих этих профессий [17]. М ы полностью ориентируемся на русские переводы Международных (МСО) и Европейских (ЕСО) стандартов оценки, которые полностью соответствуют ставшим каноническими переводам фундаментальных книг Брейли и Майерса [ 8 ] и Коупленда с соавторами [ 9 ] . Уже дважды издававшиеся эти труды стали настольными книгами и для финансовых аналитиков, и для бухгалтеров, и для оценщиков, и для проектировщиков - экономистов. Вместе с тем, следует отметить важн ые особенност и , связанн ые с использованием слова “стоимость” в переводах с английского языка. В указанных стандартах и книгах везде английские слова “ cost ” и “ value ” переводятся, соответственно, как “затраты” и “стоимость”. Но в переводных изданиях политэконом ической л итературы стало модным 6 Г.И. Микерин . Стандарты оценки 2007: ©Пересмотр понятийª или ©Смена парадигмª. 12.01.2007 г. http :// www . appraiser . ru / default . aspx ? Sectio nID =255& Id =2511 8 переводить “ cost ” как “стоимость” (отождествляя ее с “затратами” или “издержками”), а “ value ” — как “ценность”, хотя последн ее понятие в нов ых изданиях на англ ийском языке дается как “ worth ”, что раньше называли “потребительной стоим остью”. К сожалению, переводчики, ориентирующиеся на модные политэкономические веяния , привносят эту путаницу и в переводы изданий по практическим вопросам, в том числе, по оценке. Но есть еще одна особенность английского слова “ value ”, что, по нашему м нению, не совсем точно отражается в тех переводах, на которые мы ориентируемся, включая МСО и ЕСО . Это связано с многозначностью английского слова value : в философско - социальном контексте оно может означать “ценность”, в экономическом — “стоимость”, а в лю бом математическом контексте это слово понимается как “величина” или “значение”, но не как “стоимость” и не как “ценность”. Именно последний из многих смыслов этого слова может служить также причиной недоумений, которые возникают при использовании в русс ких переводах МСО и ЕСО оборотов, в которых, по - видимому, следует уточнять, что имеется в виду не просто “стоимость”, а “величина” или “числовое значение” ( курсив наш , С.С., Г.М. ): “… для установления показателя приведенной стоимости потока дохода , связанн ого с имуществом или бизнесом” [ 1 , МР 9, п.3.1]; “… для преобразования в приведенную стоимость денежной суммы …” [ 1 , МР 9, п.3.4]); “Стоимость компании — это совок упный показатель приведенной стоимости свободного денежного потока за период ДДП” [ 2 , п. GN 7.19]. А ведь, например, свободный денежный поток (в соответствии с ЕСО он определяется как EBI T DA ) отнюдь не является имуществом и вряд ли можно говорить о спросе и предложении на него , но перед каждым применением слова “стоимость” стоит слово “приведенной”, что означает проведение математической процедуры для получения некоторой “величины” или “числового значения”. Д алее, в оценке бизнеса при установлении ставки дисконта нередко используется показатель WACC . Вот как он описан в книг е известного оценщика Ю.В.Козыря [ 10 ], в целом весьма интересной и полезной ( курсив наш , С.С., Г.М. ) : “Средневзвешенная стоимость капитала WACC = Доля собственных средств в совокупных источниках финансирования × Стоимость привлечения акционерного капитала + Доля заемных средств в совокупных источниках финансирования × Средневзвешенная ставка привлечения заемных средств × (1 - эффективная налог овая ставка)” [с.102]. И далее: “ стоимость привлечения капитала от размещения привилегированных акций определяется отношением дивидендных выплат к рыночной стоимости этих акций” [с.103]. Как видим, понятие стоимости здесь уже относится к “привлечению акци онерного капитала”, которое тоже не является имуществом и не торгуется на рынке, а “стоимость капитала”, которая вполне может быть предметом стоимостной оценки, понимается здесь (и, кстати, в следующих разделах кн иги) совсем не в соответствии со с тандартам и оценки. Здесь мы имеем дело с совсем другим недоразумением, нежели с математическим смыслом “ value ”, а именно: с новорусским политэкономическим называнием английского слова “ cost ” по - русски — не “затратами”, а “стоимостью”. Можем посов ет овать и уважаем ому нами Ю.В.Козырю и другим оценщикам и неоценщикам, которые (как и Ю.В.Козырь) в своих публикациях и даже отчетах ссылаются на надежные русские переводы книг Брейли - Майерса и Коупленда [ 8 , 9 ] , внимательно ознакомиться хотя бы с удобными “предметными указателями” в этих книгах. Там даны на русском и на английском языке все важные термины, например: “Средневзвешенные затраты на капитал , Weighted Average Cost of Capit al , WACC ” и указаны те страницы в книге, где этот термин объясняется и применяется . Оценщикам не помешало бы грамотно использовать терминологию и понятия, которые они используют — в соответствии с содержанием понятий своей профессии, а не “чисто техническ и” используя переводы. 9 Что такое проект? В инвестиционном проектировании термин “проект” используется в двух смыслах. В наследство от плановой экономики, где все ИП осуществлялись только по решению государства, нам досталось определение термина “проект” , как некоей документации, подлежащей рассмотрению, экспертизе и утверждению. Грубо говоря, “проект” в этом смысле — это бумага, на которой написано слово “проект” (бумагу, разрабатываемую на более ранней стадии проектирования, называют при этом “обоснован ием инвестиций”). Именно так, с подачи чиновников из бывшего Госстроя СССР, определяется этот термин в Федеральном Законе №39 - ФЗ “Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений”. Собственно говоря, это не так уж плохо — каждая бумага должна как - то называться. Беда, однако, в том, что во всем мире этот термин используют в ином смысле. Более того, покинув свое рабочее место и прильнув к телевизору, тот же чиновник услышит о новых проектах поп - звезды или рук оводства телевизионного канала . А ведь действительно, они разрабатывают и реализуют свои проекты, куда кто - то вкладывает немалые капитальные вложения, причем без всякой государственной экспертизы и без всякого участия вышеупомянутых чиновников. Более того, с пониманием “проект а ” как документа никак не вяжутся широко используемые обороты типа “эффективность проекта”, “государственная поддержка проекта”, “финансирование проекта” , поскольку слова “эффективность”, “государственная поддержка”, “финансирование” н е могут относиться к какому - либо документу. Именно по этой причине нам представляется более корректным понимать под “проектом” в общем случае совокупность действий, направленных на достижение определенных целей. Разумеется, если все участники проекта — ком мерческие структуры, то и целями их в проекте должно быть получение дохода, однако приведенное определение не исключает и проекты, реализуемые с иными целями и не только коммерческими структурами. А теперь обратимся к стандартам оценки. Как ни странно, в т е к сте стандартов [ 2 ] слово “проект” (в смысле “инвестиционный проект”) встречается около 30 раз, однако опре деления этому термину не дается. Похоже, что авторы стандартов понимают его так же, как и мы, но тверд ой уверенности в этом нет, и этот термин может использоваться в каком - то ином, более общем смысле. Представляется, что указанный пробел в Стандартах обязательно должен быть устранен. Что такое “денежный поток”? Метод дисконтированного денежного потока (в стандартах оценки — анализ дисконтированного денежного потока , DCF analysis ) используется и для стоимостной оценки имущества и для оценки эффективности проектов. Однако сам термин “ денежный поток ” ( cash flow ) в том и другом случае понимается по - разному, а то , что оценщики называют ставкой дисконтирования ( ставкой дисконта , discount rate ) , проектировщики - экономисты именуют нормативом дисконтирования или нормой дисконта . Так, например, основной результат применения метода дисконтированного денежного потока ( ДДП) при оценке имущества именуют чистой приведенной стоимостью (Ч П С , Net Present Value , NPV ), а при оценке эффективности проектов — чистым дисконтированным доходом (ЧДД) или интегральным эффектом (проекта). При этом у оценщиков не возникает даже мысли зам енить этот показатель чем - то другим, тогда как проектировщики - экономисты более полувека наперебой ищут в нем недостатки и предлагают ему многочисленные альтернативы. В инвестиционном проектировании рассчитывается много разных денежных потоков, связанных с данным проектом. Обычно здесь выделяются притоки и оттоки денежных средств и их отдельные составляющие. Так появляются поток выручки, поток 10 инвестиционных расходов, поток налогов и т.п. Тем самым, термин “поток” здесь выступает как родовое наименование се рии различных потоков, каждый из которых имеет свое собственное название. В оценочной деятельности этот термин закреплен за единственным обобщающим потоком, на основе которого и рассчитывается искомая стоимость. Обратим теперь внимание, что термин “поток” в общем случае означает что - то меняющееся во времени. Поэтому в инвестиционном проектировании, говоря о расчете денежного потока, имеют в виду расчеты отдельных его элементов, относящихся к тем или иным шагам (временным интервалам, обычно — годам) расчетно го периода. Так возникают показатели годовых инвестиционных и текущих расходов, годовой выручки и т.п. Элементы обобщающего потока при этом именуются по - разному: эффекты, чистые доходы, чистые притоки денежных средств и т.д. Таким образом, здесь обобщающи й поток представляет собой последовательность эффектов ( чистых доходов ) , относящихся к разным шагам расчетного периода. Интегральный эффект (чистый дисконтированный доход, ЧДД) проекта при этом получается, если дисконтировать эффекты каждого шага и просумм ировать полученные результаты. Иная ситуация в оценочной деятельности . Здесь термин “поток” относится не к указанной последовательности, а к каждому отдельному ее элементу. Иными словами, здесь каждому шагу расчетного периода отвечает свой денежный поток ( с дополнительными определениями, отражающими, например, к какому вложенному капиталу он относится ) — о нем так и говорят: “денежный поток в таком - то году составляет столько - то рублей” . Последовательность же этих потоков, относящихся к разным шагам расчетн ого периода, и являющаяся основой для расчета стоимости имущества , т.е. именно тот объект, который в инвестиционном проектировании называется денежным потоком, не называется никак (в МСО в одном месте встречается оборот “ряд чистых денежных потоков, которы е затем дисконтируются …”) . Обобщающий показатель NPV при этом находится тем же способом — денежные потоки разных шагов дисконтируются (приводятся) и полученные величины суммируются. Однако теперь уже нельзя сказать, что этим способом получена чистая прив еденн ая стоимость денежного потока (на каждом шаге будет свой поток и ему будет отвечать своя чистая приведенная стоимость, найденная путем дисконтирования). Более того, в этой ситуации становится не вполне корректным наименование соответствующего раздела Международных стандартов оценки “Анализ дисконтированного денежного потока (ДДП) для оценок на рыночной и нерыночной основах”, поскольку по существу в этом разделе имеется в виду не анализ какого - то отдельного денежного потока, относящегося к определенному шагу расчетного периода, а анализ всей последовательности этих денежных потоков. Учитывая изложенное обстоятельство, далее нам будет удобно использовать термин “денежный поток” в том смысле, как он используется в инвестиционном проектировании, именуя “пот оки для отдельного шага” чистыми денежными притоками. Состав денежных потоков. Не все так просто и с составом обобщающего денежного потока. В расчетах разных видов эффективности используются потоки разного состава. В частности, при оценке коммерческой эфф ективности участия в проекте, т.е. оценке эффективности проекта с точки зрения определенного его коммерческого участника (см. [ 4 , 5 ]) в потоке отражаются, прежде все го, все притоки денежных средств “со стороны” и все оттоки денежных средств “на сторону”. Кроме того, разрывы во времени между производством продукции и ее оплатой, между потреблением ресурсов и их оплатой и иные лаги, учитываются путем введения дополнител ьного потока, отражающего изменения чистого оборотного капитала ( working capital ). Наконец, в случае, когда инвестор вкладывает в проект не только денежные средства, но и имущество, в составе оттоков денежных средств учитывается альтернативная стоимость эт ого имущества. Такой денежный поток 11 наиболее близок к используемому в оценке имущества чистому денежному потоку на собственный (акционерный) капитал . Иначе определяется состав денежн ых поток ов в стандартах оценки. Приводимые ниже цитаты одновременно показы вают и “нестыковку” определений в разных стандартах и в разных разделах одного стандарта. “5.14.2.1.2. В анализе дисконтированного денежного потока и/или методе дивидендов денежные поступления рассчитываются для каждого из нескольких будущих периодов. Эти поступления конвертируются в стоимость путем применения дисконтной ставки с использованием способов расчета приведенной стоимости. Может использоваться множество определений денежного потока. На практике обычно используются чистый денежный поток (денежный поток, который может распределяться среди акционеров) или фактические дивиденды (особенно в случае держателей неконтрольных пакетов)” [ 1 , МР 6]. “3.6.1. Валовой денежный поток : чистая прибыль плюс статьи расх одов, не связанные с реальной выплатой денежных средств, такие как амортизация осязаемых и неосязаемых активов. 3.6.2. Чистый денежный поток : величина полученных на протяжении операционного периода денежных средств, остающаяся после того, как все денежные потребности ведения бизнеса были удовлетворены. Чистый денежный поток обычно определяется как денежные средства, доступные для пополнения акционерного капитала или инвестиций. 3.6.3. Чистый денежный поток на акционерный капитал : чистая прибыль плюс амортиз ация и прочие расходы, не связанные с реальной выплатой денежных средств, минус добавления к оборотному капиталу, минус капитальные расходования, минус погашение величин основной суммы долга, входящего в инвестированный капитал, плюс размеры новых привлече ний основной суммы долга, входящего в инвестированный капитал. 3.6.4. Чистый денежный поток на инвестированный капитал : ч истый денежный поток на собственный капитал плюс процентные платежи с учетом эффектов “налогового щита”, минус чистый прирост основной суммы долга” [ 1 , МР3]. “5.2.2.1. При оценке недвижимого имущества приток денежных средств включает доходы от аренды и обслуживания жильцов, скорректированные с учетом недобора средств и убытков от незанятости — в случае завершенных или построенных объектов и с учетом дохода от продаж — в случае объектов в развитии. 5.2.2.2. При оценке недвижимого имущества отток денежных средств включает постоянные и переменные расходы, фонд отчислений/реконструкции и капитальн ые затраты, где это применимо… 5.2.2.3. Для оценки бизнеса денежный поток чаще всего включает все притоки и оттоки денежных средств — как операционные (связанные с текущей деятельностью), так и связанные с капиталом. В этом случае дисконтированный денежны й поток представляет собой деньги, которые инвестор мог бы изъять из бизнеса, оставив надлежащую сумму для финансирования операций и роста бизнеса”. [ 1 , МР 9] . “… доходный подход … основывается на способности имущества генерировать выгоды (т.е. обычно — денежные выгоды) и конвертации этих выгод в нынешнюю стоимость. Выгоды можно попросту рассматривать как чистую прибыль от основной деятельности, обычно обозначаемую аббревиатурой EBITDA (прибыль до вычета процен тных и налоговых платежей и амортизации осязаемых и неосязаемых активов)” [ 2 , Приложение 1, п. А 1.39]. 12 “ Оценка [бизнеса] ДДП будет отличаться в зависимости от того, является ли ее целью установление стоимости предприятия, принадлежащего компании, или же стоимости средств акционеров.  Свободный денежный поток к фирме (или бездолговой денежный поток). Для оценки стоимости фирмы или компании как целого предприятия, он определяется как прибыль до выплаты процентов, налогов, амортизации осязаемых и неосязаемых активов ( EBITDA ). Свободный денежный поток к фирме — это денежный поток ко всем держателям интереса в фирме.  Свободный денежный поток к акционерам для оценки стоимости собственного капитала бизнеса — это чистый доход плюс амортизация осязаемых и неосязаемых активов, мину капитальное расходование, плюс/минус изменение оборотного капитала, минус платежи в погашение основной суммы долга, плюс поступления от эмиссии новых долговых обязательств, минус дивиденды по при вилегированным акциям (если таковые имеются)” [ 2 , п. GN 7.23]. Об отсутствии единой точки зрения на состав денежных потоков при определении стоимости бизнеса свидетельствует и следующая цитата из книги Ю.В.Козы ря: “Единого определения денежного потока компании не существует. Под денежным потоком компании (другое название © денежный поток инвестированного капитала ª) мы понимаем разность между всеми притоками денежных средств в компанию и всеми оттоками денежных ср едств из нее, полученную от основной производственной деятельности за некий период, т.е. этот поток никак не связан ни с займами, ни с взносами учредителей или акционеров компании” [ 10 , с. 77]. Представляется, что такое определение лучше подходит для описания чистого денежного потока на инвестированный капитал (в смысле МСО) или денежного потока ко всем держателям интереса в фирме (в смысле ЕСО). В то же время оно, как и приведенные выше определения МСО и ЕСО, т ребует жесткого и четкого разграничения “основной” и “не основной” деятельности фирмы. Поэтому использование этих определений может встретить затруднения в “нестандартных ситуациях”. Приведем только три из них. 1. Продажа собственных основных средств явно не относится к основной деятельности компании, однако она бывает необходимой по техническим или экономическим соображениям. Неясно, почему в денежных потоках не следует учитывать доходы и расходы по таким операциям. 2. Для финансирования расходов по ликв идации сооруженных объектов по окончании разработки месторождения нефтяная компания накапливает средства на банковском депозите. Спрашивается, надо ли учитывать в “ денежном потоке компании” вложения на этот депозит, проценты по этому депозиту и возврат вло женной суммы по окончании разработки, если такие операции явно не являются основной производственной деятельностью? 3. Две одинаковые компании приобрели однотипное оборудование: первая за счет кредита, вторая — по договору лизинга. Если в денежных потоках первой компании надо учитывать вложения в покупку оборудования и не надо учитывать погашения кредита, то почему в денежных потоках второй не надо учитывать расходов на покупку оборудования и надо учитывать лизинговые платежи (оборудование приобретает лизин годатель, а лизинговые платежи приравнены по нашему законодательству к арендной плате)? К тому же может оказаться довольно затруднительным выделить из некоторых расходов ту часть, которая не связана с основной деятельностью (скажем, заработную плату сотруд ников, занятых неосновной деятельностью или совмещающих ее с основной , или экономию по налогу на прибыль за счет включения в учитываемые затраты уплаченных процентов по займу). 13 IRR . Важной характеристикой денежного потока, используемой и при оценке эффект ивности проектов и при стоимостной оценке имущества, является показатель, который оценщики имущества именуют внутренней ставкой отдачи (ВСО , см. [ 2 ] ), а проектировщики — внутренней нормой доходност и (ВНД , Inte rnal Rate of Return , IRR , см. [ 5 ] ). Тем не менее, и здесь есть некоторые различия. Они начинаются уже с определений. Сопоставим их. “Внутренняя ставка отдачи (ВСО — IRR ). Ставка дисконтирования, которая уравнив ает приведенную стоимость чистых денежных потоков от проекта с приведенной стоимостью капитальных инвестиций, необходимых для осуществления этого проекта. Эта такая ставка, при которой чистая приведенная стоимость проекта (ЧПС) равна нулю” [ 1 , МР 9, п.3.5]. “Внутренняя ставка отдачи ( IRR ) (взвешенная по деньгам ставка отдачи). Ставка (в процентах), по которой должны дисконтироваться все будущие денежные потоки (положительные и отрицательные), для того, чтобы чис тая приведенная стоимость этих денежных потоков равнялась нулю” [ 2 , с.247]. “Внутренняя норма доходности (другие названия — ВНД, внутренняя норма дисконта, внутренняя норма рентабельности, Internal Rate of Retu rn , IRR ). В наиболее распространенном случае ИП, начинающихся с (инвестиционных) затрат и имеющих положительный ЧД (чистый доход), внутренней нормой доходности называется положительное число Е в , если:  при норме дисконта Е = Е в чистый дисконтированный доход проекта обращается в 0;  это число единственное. В более общем случае внутренней нормой доходности называется такое положительное число Е в , что при норме дисконта Е = Е в чистый дисконтированный доход проекта обращается в 0, при всех бóльших значениях Е — о трицателен, при всех меньших значениях Е — положителен. Если не выполнено хотя бы одно из этих условий, считается, что ВНД не существует” [ 5 , с. 27]. Для начала обратим внимание на то, что в определениях станда ртов оценки показатель чистой приведенной стоимости связывается сразу со всеми будущими денежными потоками (“чистая приведенная стоимость этих денежных потоков”). Это явно нелогично, ибо в тех же стандартах термин “поток” относится к одному шагу расчетного периода. Между тем, чтобы хоть какая - то логика здесь выдерживалась, в указанные определения следовало бы вставить слово “суммарная” (“суммарная чистая приведенная стоимость этих денежных потоков”), подчеркнув, что речь идет о суммировании чистых приведенн ых стоимостей потоков, относящихся ко всем шагам расчетного периода. Теперь разберемся с определениями по существу. Денежный поток при оценке рыночной стоимости имущества обычно начинается с инвестиций, поэтому к нему применима первая часть определения [ 5 ]. Однако помимо имеющегося и в стандартах оценки требования, чтобы при соответствующей ставке дисконта NPV обращался в нуль, здесь есть и дополнительное требование, обеспечивающее единственность такой ставки. В случае, если наиболее эффективное использование оцениваемого имущества предусматривает осуществление больших затрат (реконструкция, капитальный ремонт или что - то еще), это требование может не выполняться. Такой возможности стандарты оценки не учитывают. Менее существенное различие в определениях связано с тем, что Рекомендации [ 5 ] требуют, чтобы IRR была положительной, тогда как стандарты оценки допускают и отрицательные IRR . Ставка дисконта. Обратимся теперь к понятию ставки дисконта ( ставки дисконтирования, нормы дисконта, discount rate ) . В своих практических расчетах и профессиональные оценщики и 14 проектировщики - экономисты понимают и используют ее одинаково — как показатель, необходимый для определения коэфф ициентов дисконтирования (приведения) разновременных доходов и расходов к одному моменту времени . Тем не менее, различия в определениях имеются и здесь. В Рекомендациях [ 5 ] учитывается, что ставка дисконта може т меняться во времени. В стандартах оценки такая ситуация не описывается, а приводимое определение, по существу, предполагает стабильность этой ставки. Если бы оценщики при этом оперировали с дефлированными денежными потоками, в этом не было бы ничего стра шного, однако в подавляющем большинстве денежные потоки для оценки имущества выражаются в прогнозных ценах. Соответствующая (номинальная) ставка дисконта должна при этом учитывать инфляцию, темпы которой в России все время меняются. Использовать в этом слу чае неизменную ставку дисконта недопустимо. Значительная ошибка может быть допущена и тогда, когда в качестве ставки дисконта оценщик выбирает IRR денежного потока, связанного с использованием аналогичного имущества. Ясно, что такой поток содержит данные, относящиеся к периоду, предшествующему дате оценки. Однако темпы инфляции в этом периоде, как правило, сильно отличаются от прогнозируемых на период использования оцениваемого имущества, поэтому “переносить прошлые IRR на будущее” также недопустимо. Ситу ацию можно было бы поправить, если бы по имуществу - аналогу определялся реальный, а не номинальный денежный поток и отвечающая ему (реальная) IRR , однако такая рекомендация в литературе по оценке имущества нам не встречалась. Предположим, что оценщик оцени вает одновременно несколько имуществ. Тогда, как отмечено в [ 1 , МР 9, п.5.1.1], могут выбираться в каждом случае свои ставки дисконта . Между тем, при оценке эффективности нескольких проектов с участием одного и того же инвестора используются одни и те же ставки (если только в ставке дисконта не учитываются риски, о чем будет говориться дальше). Однако разные проекты отличаются составом производимых товаров и потребляемых ресурсов, а необходимость использования разных ставок дисконта для дисконтирования затрат разных товаров и ресурсов даже при отсутствии рисков вытекает из теории оптимального функционирования экономики [ 11 , гл.15]. Представляется, что вопрос об установлении ставки дисконта в зависимости от оценив аемого проекта или имущества требует дальнейшего рассмотрения. Как правило, оценка эффективности проекта для определенного его участника производится с использованием той ставки, которая отвечает этому участнику. При этом неявно допускается, что у разных у частников рынка ставки дисконта могут различаться. В последнее время к такому выводу начинают приходить и оценщики. Так, по мнению известного оценщика В.С. Салуна, высказанному на конференции “Роль аналитика в управлении предприятием”, ставка дисконта “дол жна удовлетворять обе стороны, участвующие в сделке, т.е. финансовый аналитик, проводя соответствующие расчеты, всегда должен четко представлять себе, какими критериями будет руководствоваться его визави, оценивая сделку со своей стороны. Это влечет за соб ой необходимость аргументированного обоснования метода, применяемого для определения ставки дисконта и значений используемых параметров, учета подходов, которыми может руководствоваться партнер по сделке при определении еѐ цены, а также проведения альтерна тивных расчетов ставки дисконта при попытке провести сделку с партнерами, для которых эта величина может иметь различное значение”. О различных ставках дисконта у разных участник ов рынка говорится и в упомянутой выше книге Ю.В. Козыря [ 10 , с.188]. С другой стороны, эффективность многих проектов оценивается на этапе, когда состав участников еще не определен окончательно. В подобных ситуациях естественно ориентироваться на “типичного” рыночного субъекта, т.е. исп ользовать рыночную ставку дисконта, которой, как правило, пользуются и оценщики. 15 Методология проведения оценок . Стоимость “массового” имущества, имеющего “активный рынок” (квартиры, автомобили и др.), оценивается, прежде всего, на основе сравнительного (р ыночного) подхода, т.е. исходя из цен сделок с объектами - аналогами. Здесь действительно мало чего общего с методами оценки эффективности ИП . Отметим интересное исключение. Так, в предложенном коллективом авторов под руководством проф. Габриэлянца Г.А. про екте нормативного документа “Классификация запасов нефти и горючих газов” указывалось, что “геолого - промысловые и технологические параметры неизученных бурением участках залежей, а также экономическая эффективность разработки запасов принимаются по аналоги и с изученными участками залежи или с использованием аналогий по разрабатываемым месторождениям”. К счастью, рекомендации оценивать эффективность нефтегазовых проектов “по аналогии” еще не вошли в российскую и мировую практику. С другой стороны, есть конкр етные фирмы, бизнесы, месторождения и иные объекты, подлежащие оценке. Главное их отличие — это уникальность, эксклюзивность, отсутствие точных аналогов. И вот здесь для оценки их стоимости применяется метод ДДП, поскольку, как подчеркнуто в ЕСО, “это явля ется следствием того факта, что объекты имущества, приносящие доход, по своей природе не однородны, …, а это означает, что при оценке таких объектов методы прямого сравнения имеют ограниченное применение” [ 2 , П риложение 1, п. А 1.50] . Выясним, идет ли речь об одном и том же методе ДДП или этот метод в оценке имущества отличается от аналогичного метода в оценке эффективности проектов. Основной показатель эффективности/стоимости. Основным показателем эффективнос ти проекта является чистый дисконтированный доход (ЧДД, интегральный эффект, Net Present Value , NPV ). Он рассчитывается известным способом на основе денежных потоков (потоков чистых денежных поступлений, т.е. денежных притоков за вычетом оттоков), связанны х с действиями каждого из участников проекта. При этом учитываются все виды получаемых участником доходов и осуществляемых им платежей. Именно по этой причине в состав денежных поступлений здесь включается выручка от реализации продукции, а в состав затра т — налоги (поскольку реализовывать продукцию и уплачивать налоги должны только участники рынка; субъекты, не являющиеся таковыми, например, несамостоятельные цеха завода или водители служебных автомобилей, этого делать не могут). Точно так же, при доходно м подходе оценка имущества дается по показателю NPV (чистой приведенной стоимости, ЧПС) на основе денежных потоков, связанных с использованием этого имущества. Какие же денежные потоки принимаются во внимание здесь? Согласно Стандартам [ 1 , ОППО, п.3.6] “технически”, т.е. формально, оценивается не само имущество, а право собственности на него. Поэтому для оценки имущества нужны денежные потоки, связанных с использованием права собственности на него. Это важно, п оскольку появляется хозяйствующий субъект (участник рынка), а именно - собственник, у которого и возникают денежные потоки. Итак, и при оценке эффективности проектов, и при оценке стоимости имущества мы имеем дело с денежными потоками участников рынка. То лько в первом случае они связаны с выполнением ими определенных действий, а во втором - с реализацией ими своего права собственности на имущество. Некоторые считают, что в первом случае речь идет об образе административно - командной системы, а во втором — о свободном выборе рыночных субъектов. Нет, такое противопоставление ошибочно: эффективность проекта оценивается, чтобы показать участникам, что выполнение соответствующих действий отвечает их интересам. При этом они вправе не поверить расчетам и отказатьс я от участия в эффективном проекте — так 16 они проявят свою свободную волю. Так что об административно - командной системе здесь нет оснований говорить. Но уж если участники рынка согласились участвовать в проекте, то им придется делать то, о чем вначале дого ворились, — это столь же нормальная вещь, как и соблюдение любых иных договоров. С этой точки зрения очень условно можно считать, что эффект ( NPV ) участника проекта отражает рыночную стоимость чистых прав участия в проекте (стоимость прав участника за выч етом стоимости взятых им обязательств). Реализация инвестиционных проектов, как правило, связана с созданием нового или использованием существующего имущества. Однако использование имущества одним участником проекта приводит к денежным потокам не только у него, но и у других участников [ 4 , 5 ]. Вот эта особенность - множественность участников, разнообразие форм взаимоотношений между ними - в оценке стоимости имущества обычно не учитывается. Более того, молчаливо принимается, что у любого “нормального”, “типичного” участника рынка, будь он собственником данного имущества, возникнут одни и те же денежные потоки. Для реальных ИП это абсолютно неверно: не случайно в ситуа ции, когда одна и та же информация об одном и том же проекте предлагается разным инвесторам, одни соглашаются в нем участвовать, а другие - нет. Учет специфики отдельных участников рынка в оценке стоимости имущества возможен, но в таком случае речь будет идти об инвестиционной, а не рыночной стоимости. Как нам представляется, в методических документах по оценочной деятельности следовало бы уделить гораздо большее внимание методологии оценки инвестиционной стоимости. Оценка эффективности проекта с точки зре ния определенного его участника базируется на денежных потоках этого участника. Естественно, что при этом никому не приходит в голову отбросить часть связанных с реализацией проекта потоков и сказать, что их учитывать не надо, поскольку это противоречит ка ким - то документам или стандартам. В частности, если проект предусматривает, что участник должен взять кредит, использовать его для покупки оборудования, а получаемый впоследствии доход от реализации выпущенной на этом оборудовании продукции (работ, услуг) направлять на погашение кредита, уплату налогов и взятки чиновникам, в денежных потоках участника должны быть отражены все эти денежные поступления и расходы (быть может, под более благозвучными наименованиями). Казалось бы, точно так же надо формировать и денежные потоки при оценке стоимости имущества, в том числе и бизнеса. Однако именно для бизнеса ситуация несколько иная. Европейские стандарты [ 2 , пп. GN 7.04 и GN 7.23] предусматривают здесь два типа оценок : оценку стоимости предприятия и оценку стоимости собственного капитала (средств акционеров). При расчете второй оценки денежный поток формируется указанным выше образом, т.е. в расчет принимаются все денежные поступления и расходы предприятия. А для оце нки стоимости предприятия здесь используется денежный поток “ко всем держателям интереса” в этом предприятии, прежде всего - к акционерам, кредиторам и государству (полного перечня держателей интереса или четкого определения круга этих держателей Стандарты оценки не содержат). Соответственно в денежном потоке не учитываются ни расчеты по кредиту, ни налог на прибыль и т.п. (у Ю.В.Козыря такой поток именуется денежным потоком компании). 17 Разговор о “держателях интереса” может увести нас далеко в сторону 7 , по этому отметим лишь наиболее важный момент. Совокупность нескольких субъектов рынка, объединенных в группу “держателей интереса”, сама субъектом рынка не является и потому не может быть (даже коллективным) собственником чего - либо. Правом собственности на б изнес обладают только акционеры, и только к ним, в соответствии с [ 1 , ОППО, п.3.6], может относиться стоимость имущества. Тем самым, стоимость предприятия, оцененная с позиции не его собственников, а всей совок упности “держателей интереса”, должна рассматриваться как нерыночная, что существенно противоречит требованиям Стандартов оценки. По той же причине трудно согласиться с рекомендуемым [ 1 , МР 9, п.5.1.3] использ ованием “доналогового” денежного потока. Учитывая, что согласно Налоговому Кодексу РФ к налогам относятся разнообразные пошлины, акцизы и сборы, уплачиваемые в разное время и по - разному отражаемые в учете, придать какой - то экономический смысл такому потоку и рассчитать его на практике будет весьма затруднительно 8 . В этой связи нельзя не упомянуть развернувшу ю ся среди оценщиков широкую дискуссию, посвященную, по сути, тому же вопросу: надо или не надо при оценке имущества учитывать в денежных потоках налоги. В ходе дискуссии оказалось, что не все так просто и с “обычными” расходами по использованию имущества. При этом четко выделились две полярные позиции. Первая . Эта позиция базируется на Стандартах оценки . Налоги уплачивает собственник имущества, а не само имущество. При этом разные собственники могут уплачивать разные налоги в связи с одним и тем же имуществом. Поэтому в денежных потоках учитывать налоги не надо , а следует учитывать только непосредственно связанные с имуществом и действительно необходимые л юбому его собственнику эксплуатационные расходы, размеры которых для всех собственников будут хотя бы примерно одними и теми же. Вторая . Для разных собственников могут сильно различаться не только ставки налогов, но и цены на используемые при эксплуатации имущества ресурсы. Так, у них могут быть разные тарифы на электроэнергию (а некоторые могут вообще не платить за электроэнергию, переложив эту обязанность на арендаторов) или разные расходы на охрану здания. Поэтому при оценке рыночной стоимости необходимо учитывать все денежные поступления и расходы, связанные с имуществом, но применительно к типичному его собственнику (или покупателю). Представляется, что вторая позиция ближе к практике . Оценка имущества обычно проводится в интересах какой - то (реальной ил и потенциальной) сделки с ним. Естественно, что участники сделки — это физические или юридические лица, по закону являющиеся налогоплательщиками. Поэтому налог на имущество или НДС — такой же обязательный вид расходов, как плата за электроэнергию. Безнало говый денежный поток при этом становится абстрактным понятием, не имеющим никакого отношения к реалиям рынка. Другой недостаток первой позиции в том, что в этом случае трудно обосновать наиболее эффективный способ использования имущества: с учетом налогов он может оказаться одним, а без учета — другим. 7 Укажем здесь несколько любопытных моментов. Обычно к держателям интереса относят только кредиторов. Однако к ним следует относить и работников предприятия, если финансовые обязательства перед ними закреплены имеющим силу закона коллективн ым договором, не говоря уже об обязательстве по выплате процентов при несвоевременных расчетах с персоналом. Кроме того, как правильно подметил Ю.В.Козырь, держателем интереса является и государство: в любом инвестиционном проекте и при оценке любой недвиж имости оно всегда выступает в качестве “пассивного инвестора”, поскольку соглашается получать платежи “в себя” не моментально, а с некоторой рассрочкой — от полумесяца, до квартала. 8 Особенно интересно, как рассчитать доналоговый поток от операций, при к оторых, например, НДС уплачивается раньше, чем предприятие получает товар или услугу, а ЕСН уплачивается до выплаты заработной платы работникам. 18 Однако если встать на вторую позицию, возникает проблема определения того “типичного” участника рынка, чьи ставки налогов и цены на потребляемые ресурсы надо закладывать в расчет денежных потоков. Подобной пр облемы в расчетах эффективности ИП нет: указанные параметры устанавливаются здесь применительно к конкретному участнику проекта, с позиций которого и оценивается эффективность. В оценочной деятельности аналогичный показатель будет считаться инвестиционной , а не рыночной стоимостью имущества. Любопытно отметить также еще одно различие в оценках эффективности проектов и стоимости имущества. Мы уже отмечали, что в обоих случаях для оцен ки используется показатель NPV , причем никому из оценщиков даже не приходи т в голову заменить его чем - то иным (хотя вопросы определения состава денежных потоков и ставок дисконта по - прежнему остаются дискуссионными). Между тем, в инвестиционном проектировании положение иное: периодически в статьях, книгах, выступлениях и даже в нормативных документах выдвигаются предложения оценивать эффективность проектов по иным критериям. Фантазии авторов здесь не знают предела, и выдвигаемые альтернативы варьируют от срока окупаемости до суммарного объема выпуска продукции за предельно допус тимый срок эксплуатации. Все - таки хорошо, что оценщики вынуждены подчиняться каким - то стандартам, а их методические предложения всегда широко обсуждаются в соответствующих обществах и в Интернете ! Увы, ни обществ проектировщиков - экономистов, ни сайтов, гд е они могли бы обмениваться информацией и обсуждать методические проблемы, пока в нашей стране нет. Многообразие оценок . У каждого имущества есть много стоимостей (рыночная, инвестиционная и т. д .). По существу, почти каждая из них отвечает на вопрос, на к акую сумму могло бы быть обменено имущество в тех или иных условиях. Иными словами, разные стоимости отвечают разным условиям сделки с имуществом. У почти каждого проекта тоже имеется много “эффективностей”. Здесь они отличаются по иному признаку. Дело в том, что проект всегда оценивается с точки зрения его участников, поэтому оценок эффективности у него столько же, сколько и участников (“активных” и “пассивных”). При этом “основной” для оценщиков является рыночная стоимость, тогда как для проектировщиков - экономистов важнее всего оценить проект с точки зрения основного его участника (инвестора). Интересно отметить исключения из этого общего порядка. Среди “нерыночных” стоимостей важную роль играют стоимости, определяемые для государственных нужд (стоимость для налогообложения, таможенная стоимость). Их “нерыночный” характер обусловлен необходимостью использования унифицированных методов массовой оценки. Поэтому стоимость имущества, оцененная таким методом, как правило, не будет совпадать с его рыночной стоим остью, оцененной независимым оценщиком. Некий аналог стоимости для налогообложения есть и в расчетах эффективности ИП . Это — так называемый бюджетный эффект, дисконтированная сумма чистых доходов государства от реализации проекта (поступающих в бюджет нал огов, пошлин и т.п. за вычетом расходов государства на прямую финансовую поддержку проекта). Оборотный капитал . При оценке стоимости имущества в денежные потоки включаются приросты (чистого) оборотного капитала. Суть этого показателя в оценочной литератур е не расшифровывается, а на практике размеры оборотного капитала принимаются по данным бухгалтерской отчетности с некоторыми не очень существенными для наших целей корректировками. Существенно также и то , что при определении чистого дохода за конкретный ш аг прирост оборотного капитала выступает просто как одна из составляющих. В результате 19 приросты оборотного капитала за конкретный шаг дисконтируются с тем же коэффициентом, что и другие составляющие чистого д енежного притока . Рассмотрим, например, стабильно работающее предприятие и его (прогнозируемые) денежные потоки за какой - то год. Обычно все эти потоки дисконтируются с использованием коэффициента приведения, относящегося к середине года. Это значит, что и прирост оборотного капитала за год будет дисконтироваться таким же коэффициентом. В расчетах эффективности положение иное. Рассмотрим вначале абстрактную базисную ситуацию, когда любая единица продукции производится мгновенно, вся продукция оплачивается в момент ее производ ства, а все потребляемые ресурсы (сырье, материалы, сторонние услуги и т.п.) оплачиваются в момент их потребления, т.е. в момент производства продукции. При этом в каждом году продукция производится равномерно в течение года, однако объемы производства в р азные годы могут отличаться. Ясно, что в такой абстрактной ситуации никакого оборотного капитала не возникает и вводить какие - то дополнения в “обычные” потоки затрат и результатов нет необходимости. Предположим теперь, что какой - то вид потребляемых ресурсо в, например сырье , оплачивается за s дней до момента потребления. По сравнению с базисной ситуацией поток затрат здесь сдвигается назад во времени на s дней. Обозначим через R t стоимость сырья, расходуемого за д ень в году t . Тогда в последние s дней этого года в базисном варианте будут осуществлены расходы на сырье в размере s R t , а по рассматриваемому варианту — в ином размере s R t +1 . Значит, чтобы правильно учесть возникающий лаг, необходимо увеличить оттоки денежных средств в данном году на сумму ( s R t +1 - s R t ). Заметим теперь, что величина s R t в данном случае отражает дебиторскую задолженность поставщика сырья перед фирмой — одн у из составляющих активов предприятия. Поэтому разность ( s R t +1 - s R t ) отразит связанный с сырьем прирост текущих активов предприятия , а включение ее в состав оттоков позволяет рассматривать ее как вложения в оборотный капитал. В этой схеме ничего принципиально не изменится и тогда, когда сырье будет оплачиваться через s дней после его потребления. Тогда в первые s дней года t в базисн ом варианте будут осуществлены расходы на сырье в размере sR t , а по рассматриваемому варианту — в ином размере sR t - 1 . Значит, чтобы правильно учесть возникающий лаг, необходимо уменьшить притоки денежных средств в данном году на сумму ( sR t - sR t - 1 ). Замет им теперь, что величина sR t в данном случае отражает кредиторскую задолженность фирмы перед поставщиком сырья — одну из составляющих пассивов предприятия. Поэтому разность ( sR t - sR t - 1 ) отразит связанный с сырьем прирост текущих активов предприятия, и умень шение притоков на эту сумму позволяет рассматривать ее как вложения в оборотный капитал. Таким образом, правомерность включения в денежные потоки прироста оборотного капитала сомнений не вызывает, да и расчет величины этого прироста соответствует принятом у в бухгалтерской отчетности. А теперь рассмотрим иную ситуацию, когда производимая продукция оплачивается через s дней после момента ее производства. По сравнению с базисной ситуацией поток затрат здесь сдвигается вперед во времени на s дней. Пусть Q t — ц ена производимой за сутки продукции в году t . Тогда в первые s дней этого года в базисном варианте будет получена выручка в размере sQ t , а по рассматриваемому варианту — в ином размере sQ t - 1 . Значит, чтобы правильно учесть возникающий лаг, необходимо умен ьшить притоки денежных средств в данном году на сумму ( sQ t - sQ t - 1 ). Казалось бы, положение полностью аналогично предыдущему, с той лишь разницей, что здесь идет речь о дебиторской задолженности покупателя продукции. Однако, чтобы была полная аналогия, нео бходимо принять, что дебиторская задолженность покупателя продукции в году t составляет sQ t . Только тогда разность ( sQ t +1 - sQ t ) можно трактовать как прирост дебиторской задолженности или связанный с реализацией продукции прирост оборотного 20 капитала. Между тем, в бухгалтерском учете задолженность покупателя продукции учитывается не по ее цене , а по себестоимости , так что полной аналогии здесь нет. Это обстоятельство оговаривается и в [ 4 , 5 ]. Таким образом, для правильного учета лагов (разрывов во времени между движением ресурсов и их оплатой) размеры оборотного капитала необходимо иногда учитывать не так, как в системе бухгалтерского учета. С оборотным капиталом связан а и еще одна существенная для оценщиков имущества проблема. Вернемся к предыдущим примерам и обратим внимание, что необходимость включения связанных с разного рода лагами поправок к “обычному” денежному потоку (в этих примерах он включал выручку и текущие затраты) возникает только в первые или последние дни года. Это означает, что соответствующие приросты оборотного капитала необходимо дисконтировать, используя коэффициенты приведения, относящиеся к началу или к концу года, но никак не к его середине . Эта проблема важна для оценщиков, поскольку разница между коэффициентами дисконтирования на начало, середину и конец года обычно превышает 5%, что при оценке имущества недопустимо много. При оценке эффективности реальных ИП данное обстоятельство не так важно, поскольку обычно размеры приростов оборотного капитала невелики, а доходность эффективных проектов (отношение ЧДД к первоначальным инвестициям) превышает 5%. Впрочем, учитывать это обстоятельство желательно и здесь, но пока в литературе по оценке эффектив ности инвестиционных проектов об этом даже не упоминается. Будущие стоимости и расчетный период . Наиболее типичной является задача оценки эффективности ИП , который еще не начат. Весь жизненный цикл такого проекта еще впереди, и проектировщик - экономист про сто обязан его моделировать. Поэтому расчетный период , за который определяются денежные потоки, здесь (если соблюдать требования [ 5 ]) совпадает с жизненным циклом проекта и заканчивается в момент прекращения пр едусмотренных проектом действий. Мало того, проект обычно начинается спустя несколько месяцев или лет после того, как оценят его эффективность, так что “датой оценки” здесь будет обычно “завтрашний день”. Наоборот, наиболее типичной является задача оценки , по состоянию на дату оценки, стоимости имущества, которое уже создано (изготовлено, построено) и уже начало эксплуатироваться. Предметом стоимостной оценки будет только “хвост” когда - то начатого жизненного цикла соответствующего объекта. Однако указанно е различие не слишком существенно, тем более что нередко приходится оценивать эффективность различных вариантов продолжения ранее начатых проектов (скажем, продолжения разработки месторождений полезных ископаемых). Это почти та же задача, что и оценка стои мости этих месторождений. Более серьезным является другое обстоятельство. При традиционной практике применения доходного подхода в основу закладываются связанные с имуществом денежные потоки на протяжении расчетного периода длительностью 3 - 5 лет [ 1 , 2 ]. Внятных объяснений, почему надо рассчитывать денежные потоки за 3 - 5 лет, а не за весь срок полезного использования имущества, в Стандартах оценки и учебниках не дается . Рассмотрим ряд “ невнятных ” , которые прямо не пишутся, но всегда говорятся устно. 1. Оценщикам трудно прогнозировать на очень далекий период , “так как по мере увеличения периода времени — прогнозировать ожидаемый денежный поток становится всѐ труднее” [ 2 , Приложение 1, п. А 1.53]. Можно подумать, что проектировщикам прогнозировать намного легче, а для государства это вообще плѐвое дело, если оно лихо утверждает соглашения о разделе продукции до 2050 года или эн ергетическую и иные программы до 2025 года. 2. Оценщикам надо прогнозировать не те денежные потоки, что проектировщикам. И это неверно — состав потоков в обоих случаях один и тот же. 21 3. Никакой необходимости в прогнозировании на много лет вперед нет: нужну ю оценку можно получить и при указанном в Стандартах расчетном периоде 5 - 10 лет . Это весьма серьезный довод и его надо разобрать подробнее. Если оценщику заранее указали нужную оценку, он может получить ее и без всякого дисконтирования или применяя ДДП над лежащим образом (правда, при этом он перестает быть независимым, но бизнес превыше всего!). Но пусть речь идет о независимом оценщике. Ограничив расчетный период, он должен учесть доходы и расходы последующего периода. Для этого Стандарты требуют включить в денежный поток последнего года доход от продажи объекта по так называемой реверсионной (терминальной) стоимости. Если отбросить терминологическую казуистику, то реверсионная стоимость представляет собой не больше и не меньше, как рыночную стоимость данн ого имущества в конце расчетного периода. Получаем потрясающий порочный круг: чтобы уметь оценивать имущество сегодня , надо сначала научиться оценивать его стоимость завтра ! Используем для этих целей доходный подход и придѐм к тому, от чего ушли — всѐ равн о надо считать потоки на 50 лет вперед, только 40 последних лет сначала сводятся к одному показателю реверсионной стоимости. Таким образом, чтобы по этому поводу ни думали оценщики, им приходится оценивать рыночную стоимость имущества не только на сегодня шний или вчерашний день, но и на перспективу (как они справляются с этой задачей — другой вопрос), опираясь при этом на одни и те же принципы и подходы. Между тем, в оценке будущих стоимостей имущества принципиальных трудностей нет. Как уже отмечалось, оце нка эффективности проектов использует денежные потоки по проекту, а интегральный эффект проекта - это дисконтированная сумма соответствующих чистых денежных поступлений. Заметим теперь, что никто не мешает исчислять эти суммы “частично”. Рассмотрим, наприм ер, сумму чистых денежных поступлений за период, включающий только последние 3 года функционирования производства, причем дисконтировать эти поступления будем к началу указанного периода. Полученная величина будет ни чем иным, как расчетной суммой, отража ющей (исчисленную на основе доходного подхода) рыночную стоимость производства на начало указанного периода, т.е. на будущую дату, весьма удаленную от сегодняшнего дня. И, собственно говоря, оценщик не может оценить указанную будущую стоимость как - то иначе ! Таким образом, доходный подход позволяет оценивать стоимость имущества не только на “сегодня” или “вчера”, но и “на завтра”. Еще один способ оценки реверсионной стоимости записан в [ 2 , п.GN7.24] : если в конце расчетного периода бизнес предполагается прекратить, то надо оценить его “утилизационную” стоимость; в противном случае надо капитализировать чистый приток последнего года. Если бизнес действительно надо прекращать в конце расчетного периода (т.е. через 5 - 10 лет), этот способ пригоден, только в этом случае расчетный период охватит весь “срок жизни” бизнеса. В противном случае предлагается использовать соотношение годового дохода от имущества к его стоимости (коэффициент капитализации). Однако остается нея сным, как такой коэффициент прогнозировать на 5 - 10 лет вперед (к тому же ретроспективная информация за аналогичный период обычно отсутствует). Попытку объяснения необходимости использования 5 - 10 - летнего расчетного периода можно найти в [ 2 , п. GN 7.20]: “Период ДДП, как правило, зависит от числа лет, которое пройдет, прежде чем компания сможет получить отдачу на инвестированный капитал, большую или равную затратам на привлечение капитала. Этот горизонт времени обы чно составляет 5 - 10 лет”. К сожалению, для объяснения указанного срока здесь использован неоднозначно понимаемый термин “отдача на инвестированный капитал” (кстати, в соответствующем Глоссарии этот термин не раскрывается). Если под указанной отдачей поним ать годовой 22 доход, то, как правило, он никогда не сравняется с объемом первоначальных инвестиций. Если здесь имеется в виду доходность, т.е. отношение годового дохода к инвестициям, а под “затратами на привлечение капитала” — издержки его привлечения ( cost of capital ), то нередко бывает, что в одни годы доходность выше издержек, в другие — ниже. Наконец, под указанной отдачей можно понимать не годовой, а суммарный (за предшествующий период) доход. Тогда указанное положение означает, что длительность расчет ного периода должна отвечать сроку окупаемости инвестиций (с учетом или без учета дисконта, в зависимости от того, суммируются ли доходы разных лет без учета или с учетом их разновременности). Однако вряд ли, даже в странах ЕЭС сроки окупаемости “обычно со ставляют 5 - 10 лет”. Между тем, при оценке эффективности проектов для решения “проблемы хвоста” используется более совершенный способ. Поскольку и здесь трудно дать обоснованный прогноз отдельных доходов и расходов на длительную перспективу, проектировщики чаще всего принимают, что после определенного срока (например, по истечении срока окупаемости или срока погашения кредитов) денежные потоки будут стабильными. Однако ограничивать расчетный период (“отрубать хвост” проекта) здесь не принято: стабильные “в целом” прогнозы отдельных доходов и расходов корректируются с целью учета технических и технологических особенностей функционирования соответствующих объектов [ 4 ]. Например: а) учитывается физический износ. Для этого в денежных потоках предусматривается ежегодное повышение годовых затрат на содержание и текущий ремонт зданий и оборудования, а также снижение (или ухудшение использования) производственных мощностей. Коэффициенты, необходимые для корректировки, при нимаются обычно по данным объектов - аналогов ; б) особо выделяются годы, в которых осуществляется капитальный ремонт зданий или основного технологического оборудования (для этих лет затраты и объемы производства определяются иначе); в) налог на имущество рас считывается с учетом постепенно уменьшающейся в течение срока службы стоимости налогооблагаемого имущества. Более того, по проектам разработки нефтяных месторождений, где инвестиции осуществляются в течение длительного срока, а объемы добычи существенно ме няются из года в год, в соответствии с действующими нормативными документами, например, [ 7 ], расчет ведется до тех пор, пока добыча технически возможна (такой технологический срок обычно намного больше экономич ески целесообразного ). К тому же, оценивая месторождение при 10 - летнем расчетном периоде, оценщик будет вынужден проигнорировать значительные затраты в конце экономически целесообразного срока разработки (ликвидационные затраты), завысив, тем самым, стоимо сть объекта. Таким образом, рассмотрение всего периода функционирования имущества (вплоть до момента его утилизации) позволяет без дополнительных допущений учесть конкретные особенности функционирования оцениваемых объектов, не создавая при этом дополнител ьных технических сложностей. Другое дело, что такой способ непривычен для обученных по западным стандартам оценщиков. Затратный подход к оценке имущества и предпринимательская прибыль . Наряду со сравнительным и доходным, оценщики стоимости имущества испол ьзуют еще и затратный подход. Он основан на простом принципе: никто не будет платить за имущество больше, чем требуется для создания аналогичного эквивалента имущества. Аналогов затратному подходу при оценке эффективности реальных ИП нет. Значит ли это, ч то возможность применения затратного подхода есть существенное отличие оценки стоимости имущества от оценки эффективности проектов? Попробуем ответить на этот вопрос применительно к уникальному (специализированному) имуществу. Пусть для определенности это будет некий 23 имущественный комплекс, скажем производство шампуня для кошек, причем расчет производится на тот самый момент, когда это производство введено в эксплуатацию (мы предполагаем это, чтобы избежать проблем, связанных с учетом износа объекта в ходе эксплуатации). В свое время фирма решила осуществить проект по созданию такого производства. В соответствующем расчете были подсчитаны денежные потоки по этому проекту. При этом интегральный эффект проекта (чистый дисконтированный доход, NPV ) будет равен разности между интегральными дисконтированными доходами от производства и интегральными дисконтированными затратами по созданию этого производства. Раз уж такое производство построено и введено в эксплуатацию, наверно, указанный эффект был положительным. Более того, собственник и проектировщики наверняка учли связанный с проектом риск, так что скорее всего, этот эффект остался положительным и к моменту ввода. Это значит, что интегральный дисконтированный доход от производства шампуня, скорее всего будет бо льше интегральных дисконтированных затрат на создание этого производства. Казалось бы, все на свете инвесторы, увидев или узнав, что подобный проект дает положительный эффект (т.е. доходность, превышающую рыночную), должны “броситься” вкладывать средства в такие проекты. Не тут - то было! Этот проект занял определенную рыночную нишу (земельный участок, определенную группу покупателей, определенные взаимоотношения с местными властями и т.п.) - другие там уже не поместятся. Кто - то может попробовать создать ана логичное производство в другом месте и в другое время - но это будет уже другой проект, и его эффект может оказаться совсем иным. С учетом указанного обстоятельства оценка рассматриваемого имущественного комплекса будет выше интегральных дисконтированных з атрат по его созданию — оценщики учитывают это, добавляя к оцененным ими затратам так называемую предпринимательскую прибыль (в [ 1 , МР 1, п.5.11] — предпринимательский стимул или прибыли/убытки девелопера). Из изложенного видно, что эта добавка просто отражает NPV соответствующего проекта. Различие здесь не в названии указанной добавки, а в способе ее получения. Вкратце он сводится к следующему. Используя затратный подход для оценки стоимости имущества на опред еленную дату, оценщики определяют затраты на создание этого имущества в ценах на эту дату. Грубо говоря, если для строительства дома надо столько - то тонн раствора и столько - то часов работы башенного крана, они выясняют, сколько это будет стоить в ценах на дату оценки. Тот факт, что дом нельзя построить за сутки, что за время его строительства меняются цены на все расходуемые ресурсы, при этом не учитывается — все виды затрат просто суммируются, без учета их разновременности 9 и инфляции. Естественно, чтобы “выйти” на ту же рыночную стоимость, к найденной сумме необходимо сделать большую по величине добавку , после чего она уже не будет совпадать с NPV . Указанная “добавка” может интерпретироваться как “предпринимательская прибыль”, которая теоретически возник ает в реальной экономике при превышении среднерыночной (по маршаллианским отраслям) ставки процента на капитал или соответствует надежно измеренной отдаче от альтернативных вложений капитала. На практике р азмер “предпринимательской прибыли” оценщики обычн о устанавливают по аналогии, сопоставляя (недисконтированные) затраты на строительство 9 По нашему мнению, это плохо — а необходимо в оценке имущества, так же как при оценке эффективности проектов, учитывать не только те затраты, которые отражаются в бухгалтерском учете, но и упущенную выгоду от альтернативных вложений капитала; поэтому, если в начале строительства фирма потратила деньги на оплату работ по рытью котлована, она одновременно упустила в ыгоду от альтернативных вложений тех же средств на срок, равный продолжительности последующих работ — при дисконтировании затрат такая упущенная выгода отражается в ставке дисконта, которая, кстати, должна отражать доходность альтернативных вложений не на дату оценки, а в период строительства. 24 аналогичных объектов и их рыночные цены на дату оценки. В принципе, это вполне разумно, однако при этом нередко упускается из виду, что размеры или ставки так исчисляемо й “предпринимательской прибыли” по указанным выше причинам зависят от сроков строительства, которые у оцениваемого объекта и его аналогов могут не совпадать. С использованием затратного подхода связан еще ряд тонких моментов. 1. Пусть требуется оценить ст оимость здания на 01.04.200 7 . Для начала оценщик должен выяснить, сколько будет стоить аналогичное новое здание, вводимое в эксплуатацию на эту дату. Это значит, что такое “виртуальное” здание к этому моменту должно быть уже построено. Но продолжительность строительства такого здания — два года. Тем самым, затраты на строительство должны относиться к предыдущему периоду, начинающемуся 01.04.200 5 . Отсюда следует, что при оценке надо исходить из той рыночной ситуации, которая имела место при принятии решения о начале строительства (а это — еще более ранняя дата), а главное — из тех рисков, с которыми было связано строительство зданий именно тогда, а не на дату оценки. Иными словами, эти расчеты требуют информации о рыночной конъюнктуре и систематическом риске, относящуюся не к дате оценки, а к значительно более ранней, на что оценщики обычно внимания не обращают. Аналогичной проблемы нет при оценке эффективности ИП — здесь все денежные потоки относятся к будущему, а не к прошлому. 2. Как отмечалось выше, оценив ая размер “предпринимательской прибыли” по аналогии, оценщики принимают во внимание затраты на строительство аналогичных объектов и их рыночные цены на дату оценки. Естественно, что к объектам - аналогам будут отнесены те, которые к данному моменту уже постр оены. Объекты, строительство которы х начал о сь в то же время, но по тем или иным причинам недостроенных к моменту оценки, оценщик, естественно, не учтет. Заметим теперь, что всегда имеется определенная вероятность того, что начатое строительство будет задер жано или вообще остановлено. Такая вероятность оценивается рынком как риск, связанный со строительством. Очевидно, что чем выше эта вероятность, тем больше должна быть предпринимательская прибыль, поскольку девелопер берет на себя риск прекращения или прио становки строительства. Между тем , как мы видели, при используемом оценщиками методе указанный риск не учитывается. 3. Одним из важнейших принципов оценки имущества является принцип наиболее эффективного использования. Аналогичный принцип, требующий выбора наиболее эффективного сочетания всех параметров проекта, имеет место и в инвестиционном проектировании. Соответственно, при разработке проекта выбираются и оптимальные варианты технологии и организации строительства. Аналогично надо было бы поступать и пр и оценке имущества с использованием затратного подхода, т.е. исчислять затраты применительно к наиболее эффективному способу сооружения объекта и, более того, не точной копии оцениваемого объекта, а наилучшего современного его заменителя. Собственно говоря , именно об этом говорится и в [ 2 , п. S 4.88]: “Современное здание - заменитель могло бы требовать значительно меньших затрат, чем замещение существующего здания или группы зданий, что является результатом использо вания более совершенного проекта, новой технологии или более современных материалов. Следует принять затраты на создание современного заменителя”. К сожалению, чтобы удовлетворить этому требованию, оценщик должен на время сам стать проектировщиком и разраб отать (пусть даже в эскизе) проект замещающего здания. Не случайно указанная рекомендация применяется в российской оценочной практике достаточно редко. 4. Составляя смету затрат, инвестор всегда добавляет резерв средств на непредвиденные расходы. Но, когд а объект построен, то перечень работ, которые на самом деле надо выполнить для сооружения объекта, становится точно известным. И именно этот перечень использует оценщик, рассчитывая стоимость всех работ в ценах на дату оценки. Поэтому необходимость резерви рования средств для выполнения непредвиденных работ оценщик не учтет. Если же он захочет добавить какой - то процент к 25 оцененной им сумме затрат, то риск возникновения потребности в непредвиденных работах будет учтен дважды — в добавленном проценте и в самом перечне учитываемых работ, куда непредвиденные ранее инвестором работы уже вошли. К тому же этим оценщик “подставит” сам себя, ибо нельзя, с одной стороны, говорить, что он включил в расчет все необходимые работы и затраты, а с другой — что он предусмотре л резерв средств на случай своей собственной ошибки. Указанных выше проблем не возникает, если оценивается “обычное”, не уникальное имущество, скажем, грузовые автомобили . Создание такого имущества не требует длительных сроков, оно имеется и будет на рынке в том количестве, которое уравновешивает спрос и предложение и обеспечивает собственникам рыночную доходность (как только доходность превысит рыночную, найдутся инвесторы, которым будет выгодно купить такое имущество и использовать его, получая доходность больше, чем от альтернативных вложений). Разумеется, при производстве такого имущества могут возникать и непредвиденные расходы, однако они не “привязываются” к отдельному производимому объекту (как при строительстве зданий), а распределяются на весь объ ем производства. Интегральный эффект проекта создания и использования такого имущества будет равен нулю, а интегральный дисконтированный доход от будущего использования имущества будет равен интегральным дисконтированным затратам на его создание (если прод олжительность создания имущества невелика, то слово “дисконтированным” здесь можно исключить, т.к. здесь затраты осуществляются почти одномоментно ). При этом общее значение обеих величин и будут рыночной стоимостью имущества, а необходимость добавления “пр едпринимательской прибыли” к затратам отпадает. Учет инфляции . Посмотрим, как учитывается инфляция при оценке эффективности ИП и при оценке стоимости имущества. Для этого вначале условимся о терминологии. Цены товаров и услуг на дату проведения расчетов (в базисный момент времени) назовем базисными . В последующий период эти цены будут, вообще говоря, меняться, и это изменение в той или иной форме приходится прогнозировать. Поэтому цены, относящиеся к предстоящим периодам, будем именовать прогнозными . Изме нение общего уровня цен в стране характеризуется темпами и индексами инфляции. В печати обычно обращают внимание на те показатели инфляции, которые относятся к так называемой потребительской корзине. Однако в экономических расчетах необходимо учитывать из менение цен на товары и услуги, производимые и потребляемые во всех секторах экономики. Такое изменение характеризуется другими показателями — индексом цен производителей и дефлятором ВВП. Последний показатель показывает, как изменится стоимость всех потре бленных в некотором базисном году в стране товаров и услуг (т.е. всего валового внутреннего продукта страны), если эти товары и услуги оценить в ценах текущего, а не базисного года. Индексы и темпы роста дефлятора ВВП обычно называют индексами и темпами об щей инфляции в стране. Учет инфляции, как при оценке имущества, так и при оценке эффективности ИП , производится всегда, причем различными способами. При затратном подходе к оценке недвижимости изменение цен на СМР и оборудование учитывается с помощью соотв етствующих индексов, публикуемых, например, в сборниках КО - Инвест. При сравнительном подходе эти или иные индексы используются, если данные о ценах сделок с объектами - аналогами относятся к дате, отличной от даты оценки. Если же дата оценки относится к буду щему периоду, соответствующие индексы прогнозируются. Точно так же поступают и при оценке эффективности ИП , если в расчет необходимо заложить цены каких - либо товаров и услуг на момент начала проекта. Несколько иная ситуация возникает при использовании дох одного подхода. Здесь в расчеты закладываются прогнозируемые денежные потоки. Тем самым подразумевается, 26 что отражаемые в этих потоках доходы от реализации товаров и услуг и расходы на потребляемые товары и услуги выражены в прогнозных, а не базисны х ценах . Естественно, что общий рост цен на товары и услуги в стране отразится при этом и на доходности всех финансовых инструментов. Соответственно оценщики вынуждены использовать и ставку дисконта, учитывающую инфляцию — номинальную (поскольку такая ставка как раз и отражает наибольшую доходность альтернативных вложений в финансовые инструменты). Другими словами, инфляция учитывается здесь как в самих денежных потоках, так и в той ставке дисконта, по которой эти потоки дисконтируются. Совершенно иначе учитывае тся инфляция при оценке эффективности ИП . Здесь обычно используются четыре подхода. 1. Прогнозируется, что цены всех товаров и услуг в период реализации проекта будут неизменными, совпадающими с базисны ми. Такой расчет отвечает прогнозу нулевого темпа инфл яции. Соответственно, в нем используется ставка дисконта, не учитывающая инфляцию (безинфляционная). 2. Этот подход является разновидностью первого. Отличается он тем, что цены всех товаров и услуг, используемые в расчетах денежных потоков, выражаются в “т вѐрдой валюте”. Прогнозируемый темп инфляции в таком расчете принимают равным темп у роста обменного курса “твѐрдой валюты”. 3. Как и при втором подходе, денежные потоки выражают в “твердой” валюте (скажем, в долларах США или евро), однако используют темп и нфляции, сложившийся в соответствующей стране (соответственно, в США или в среднем по еврозоне). 4 . В расчетах используется прогноз дефлятора ВВП и цен на некоторые (обычно — наиболее важные для проекта) товары, работы и услуги. Принимается, что темп роста цен на все остальные товары и услуги совпадает с темпом общей инфляции. Детальный теоретический анализ, изложенный, например, в [ 4 , 5 ], показывает, что первые два с пособа не приводят к значительным ошибкам только при определенных условиях. Укажем лишь четыре из них: 1) инфляция должна быть однородной — цены на все товары и услуги изменяются примерно одним и тем же темпом (отсутствует так называемая “структурная инфляци я”); 2) проект не предусматривает использования заемных средств; 3) размеры оборотного капитала незначительны ; 4) ставка дисконта должна учитывать инфляцию в России, т.е. быть номинальной . При равномерной инфляции , т.е при неизменных по годам темп ах инфляции , эта с тавка может быть постоянной, однако при неравномерной инфляции она должна быть переменной во времени (в этом случае ее можно определять по формуле Фишера, исходя из прогнозируемых темпов инфляции и реальной ставки дисконта) . Особо надо отметить, что в случ ае, если проект предусматривает использование заемных средств, ошибки от применения указанных способов нельзя исправить путем корректировки процентной ставки (например, по формуле Фишера) — это подробно обосновывается в [ 4 ]. Третий способ вообще дает ошибочные результаты, поскольку не учитывает внутреннюю инфляцию иностранной валюты в России (изменение цен российского рынка, выраженных в инвалюте). На четвертом , наиболее точном способе надо остановиться подробне е. Как и при оценке имущества, он приводит к денежным потокам, выраженным в прогнозных ценах. Тем самым непосредственное сопоставление доходов/расходов разных лет становится невозможным: из того, что в 2010 году прибыль становится в полтора раза выше, чем в 2006 году, не следует, что деятельность фирмы улучшилась, поскольку указанный рост может быть обусловлен только инфляцией. 27 По указанной причине при оценке эффективности проекта все денежные потоки пересчитываются к реальному выражению, т.е. корректируют ся с учетом инфляции — дефлируются . Для этого денежные потоки каждого года делятся на индекс общей инфляции (дефлятор ВВП). После этого дефлированные потоки дисконтируются, и следовательно, при этом используется ставка дисконта, также очищенная от инфляции (безинфляционная или реальная). Эта ставка отражает уже реальную , а не номинальную максимальную доходность альтернативных направлений инвестирования. Такой прием позволяет учесть сильно меняющиеся по годам темпы инфляции в стране и никак не ограничивает проектировщика - экономиста в прогнозе этих темпов. Между тем, если бы описанную процедуру не делать, а поступать так же, как и при оценке имущества, в ставку дисконта пришлось бы закладывать какой - то один неизменный темп общей инфляции для всего периода реа лизации проекта, который обычно составляет от 10 до 50 лет, что никак не соответствует ни ретроспективным данным, ни рыночным ожиданиям. Обратим теперь внимание, что любой из описанных способов учета инфляции при оценке эффективности ИП в российских услови ях приводит к использованию реальной (безинфляционной) ставки дисконта. Анализ показывает, что такие ставки намного более стабильны по сравнению с номинальными, обычно применяемыми оценщиками. Это существенно упрощает и экспертизу расчетов. Таким образом, объективно назревает потребность в сближении, конвергенции подходов оценщиков и проектировщиков - экономистов к учету инфляции. С одной стороны, оценщикам было бы целесообразно перейти к более продвинутым методам прогнозирования и учета динамики цен, использ уемым в расчетах эффективности ИП , и к использованию более стабильных реальных ставок дисконта вместо номинальных. С другой стороны, проектировщикам - экономистам следовало бы шире использовать применяемые оценщиками методы анализа рынка, рыночной экстракци и, ориентироваться в своих расчетах не на собственные экспертные оценки или мнения заказчиков, а на рыночные цены товаров и услуг и рыночные (реальные) ставки дисконта. Учет неопределенности и риска . Есть ли различия между оценкой эффективности ИП и оценк ой стоимости имущества в методологии учета неопределенности и риска? В экономической литературе вопросам учета этих факторов уделяется большое внимание. При этом на практике используется довольно широкий спектр различных методов. В конечном счет они сводя тся к раздельному или совместному использованию следующих приемов: 1. С учетом факторов неопределенности корректируются размеры денежных поступлений и расходов по проекту (вводятся запасы или резервы на финансирование непредвиденных расходов, о которых мы гов орили выше, предусматривается неполное использование мощностей и т.п.). 2. Корректируется сам проект, т.е. совокупность намечаемых действий. В целях учета факторов риска предусматривается изменение схемы финансирования проекта, страхование, особые условия обо рота товаров и услуг между участниками и т.п. 3. Факторы риска учитываются путем использования повышенной ставки дисконта. 4. Производятся расчеты устойчивости проекта, например, рассчитываются денежные потоки при различных возможных сценариях его реализации. Пр оект отвергается, если при некоторых, указываемых участниками проекта, сценариях - результаты оцениваются ими как неблагоприятные. Обратим внимание на п.2. Он отражает специфическую роль проектировщиков - экономистов: они не только механически используют пре доставленную кем - либо информацию об этом проекте, но и непосредственно участвуют в его разработке, видоизменяя перечень предусматриваемых проектом действий. 28 Целью таких изменений является, в конечном счете, выбор наилучшего варианта реализации проекта, на иболее приемлемого для всех его участников. Иными словами, они, по сути, становятся разработчиками проекта, “настоящими проектировщиками”, в отличие от оценщиков, пассивно фиксирующих характеристики имущества, не влияя на само это имущество. В оценке стоим ости имущества, включая бизнес, инструментальный аппарат несколько иной. Использование принципа наиболее эффективного использования имущества как раз и предполагает разработку некоторого (обычно - инвестиционного) проекта, который может предусматривать изм енение номенклатуры и структуры производимой продукции. Между тем, обычно все расчеты сводятся к прогнозированию сложившихся денежных потоков на 3 - 5 лет вперед (в лучшем случае прогнозируется производственная программа и цены, а доходы и расходы считаются на их основе). Но это может приводить не к рыночной стоимости, а к стоимости существующего использования. К тому же, и это чрезвычайно важно, при подобном прогнозировании будут учтены те риски, которые уже были в анализируемом периоде, но не будут учтены те, которых ранее не было. Таким образом, разумный и естественный для всех проектировщиков прием, при котором предусматривается введение резервов (запасов), оценщиками практически не используется. Теоретическому обоснованию такого поведения способствуют и весьма распространенные, но не слишком удачные комментарии и разъяснения стандартов оценки. Возьмем, например, знаменитый труд “ Оценка недвижимости ” чикагского Института оценки, вышедший в США уже 12 изданиями. Наилучшее использование имущества, — разъясня ется там, — это наиболее вероятное использование, т.е. то, которое рынком (на основе сложившейся рыночной конъюнктуры) будет рассматр и ваться как разумное, рациональное. Между тем, никто не будет спорить, что даже в российских условиях соблюдение контракто в, качественное выполнение строительно - монтажных работ или своевременное получение платы за аренду помещений или за оказанные услуги всѐ - таки бывает чаще, чем противоположные события. Поэтому, если ориентироваться на более вероятные “нормальные” ситуации, то и включать в денежные потоки резервы и запасы на случай “сбоев” нет необходимости. Логические пробелы подобного “обоснования” очевидны: необходимость создания запасов и резервов и их размеры определяются вероятностью “сбоев”, и тот факт, что эта вероят ность меньше 50% (т.е. что отсутствие “сбоев” более вероятно), не означает, что создавать их не надо. В противном случае не надо было бы строить дома повышенной прочности в сейсмоопасных зонах, поскольку вероятность того, что данный дом в процессе его эксп луатации будет разрушен происшедшим поблизости землетрясением, всегда меньше 50%. Далее, не следует забывать о таких видах имущества, стоимость которых отвечает весьма маловероятному их использованию (так, при доходном подходе стоимость автоматической сист емы пожаротушения или детектора денежных знаков должна определяться исходя из размера предотвращенного ущерба соответственно при возникновении пожара в данном помещении или при предъявлении фальшивых купюр). Поэтому остается благодарить Бога, что в наших судах оценщикам еще не приходится доказывать наибольшую вероятность своих оценок. Скорее всего, даже Академия наук им в этом не смогла бы помочь: вероятность того, что в каждом из 5 лет расчетного периода денежные потоки от имущества не будут ни на копейку отличаться от указанных в отчете оценщика, будет во много раз меньше, чем вероятность разрушительного землетрясения в Москве (так что именно сценарий землетрясения здесь придется считать наиболее вероятным). В этих условиях для учета факторов риска и неоп ределенности у оценщиков остается только два инструмента, которыми они пытаются “закрыть все дыры”: изменение ставки дисконта и расчеты устойчивости или чувствительности (анализ сценариев). В 29 ЕСО [ 2 , Руководств о 7, п. GN 7.32] они объединены одним положением: “Анализ чувствительности, показывающий матрицу возможностей, может быть разработан с использованием нескольких способов:  Построение сценариев, основанных на наиболее пессимистических, наиболее вероятных и на иболее оптимистических предположениях.  Применение факторов (множителей) снижающейся вероятности к прогнозному доходу.  Дисконтирование прогнозного дохода при повышающихся ставках дисконтирования”. Первый способ ориентирует оценщика на рассмотрение всего тре х сценариев, что явно недостаточно ни с теоретической, ни с практической точки зрения. Далее, не очень понятно, что делать с результатами расчетов по трем сценариям. Суть проблемы здесь в том, что, что бы ни делать с полученными тремя показателями, возника ет необходимость, наряду с оценкой стоимости имущества, давать оценку и точности этой оценки (например, интервал возможных значений этой стоимости), к чему оценочное сообщество сегодня явно не готово. К тому же один из сценариев должен быть “наиболее вероя тным”. Об одной из возникающих при этом проблем мы уже говорили, но здесь есть и другие. Например, чтобы точно соблюсти требование этого Стандарта или хотя бы приблизиться к нему, оценщик должен оценить вероятность не только данного, но и всех остальных с ценариев (чтобы количественно подтвердить, что данный сценарий более вероятен, чем все остальные). Что - то не приходилось встречать ни отечественных, ни зарубежных оценщиков, которые такие вероятности считали. Второй способ, в том виде, как он сформулирова н, может пониматься двояко. Если понимать формулировку буквально, то оценщики должны умножать денежные потоки каждого года на вероятность их получения. При этом, разумеется, в расчет должны приниматься “наиболее вероятные” денежные потоки. Увы, если мы рас считываем денежные потоки с точностью до рубля, соответствующая вероятность, хотя и будет наибольшей, окажется настолько малой, что проще сразу указать нулевую стоимость имущества. Однако та же формулировка приобретает некоторый смысл, если понимать ее как требование к оценщику вводить некоторые корректирующие коэффициенты к “наиболее вероятным” денежным потокам, учитывая этими коэффициентами факторы риска и неопределенности. Но, по существу, это то же самое, что и включение резервов и запасов в денежные по токи. Третий способ, введение “премии за риск” в ставку дисконта, заслуживает особого рассмотрения. По нашему мнению, применять его ни в оценке реальных ИП , ни в оценке имущества (кроме ценных бумаг) недопустимо, о чем написано уже довольно много [ 4 , 12 , 13 (приложение 2)]. Приведу лишь некоторые доводы в пользу этой позиции. 1. Факторы риска и неопределенности обычно “распределены” во времени и по стадиям реализации проекта или использования имущества. На стадии освоения новой технологии риски одни, при серийном производстве - другие. Риски при строительстве здания одни, при его эксплуатации (включая и сдачу в аренду) — совершенно другие. Учесть меняющиеся во времени риски изменением одной, неизменной на протяжени и всего расчетного периода ставки дисконта нельзя ни теоретически, ни практически. На это могут возразить, что можно взять в расчет среднюю ставку, зато за счет ее более высокого значения будущие рискованные доходы войдут в расчет с меньшим коэффициентом, т.е. рискованный доход 100 рублей через год рынок оценит дешевле, чем достоверное получение тех же 100 рублей, например, приравняет их к 95 достоверно получаемым через год рублям. Это совершенно справедливо. Более того, для оценки эффективности финансовы х проектов и оценки ценных бумаг такой подход дает разумные результаты, поскольку здесь неопределенными будут только доходы. Беда лишь в том, что в реальных ИП 30 рискованными могут быть не только доходы , но расходы , а дисконтироваться должна их разность. Меж ду тем, рискованный характер расходов означает риск их увеличения, а не уменьшения. Поэтому, если для разработки нефтяного месторождения надо в следующем году пробурить 200 скважин и здесь весьма вероятно, что вместо 200 придется пробурить 210 скважин, то , применяя повышенную ставку дисконта, мы получим тот же результат, что и при бурении 190 скважин в условиях полной информации о месторождении. Очевидно, что при этом мы завысим эффективность проекта. Для реальных (а не финансовых) инвестиционных проектов, а также для оценки месторождений и других уникальных объектов эта ситуация типична, поскольку здесь в каждом году собственник не только получает рискованные доходы, но и осуществляет рискованные расходы, и для учета риска их увеличения ставку дисконта над о уменьшать, а не увеличивать 10 . 2. Искажается значение NPV в случае , когда для реализации проекта приходится привлекать значительные объемы кредита, так что в денежных потоках появляются поступления заемных средств и расходы на погашение кредита. Дело в т ом , что ни получение кредита, ни его погашение не являются для заемщика рискованным операциями. Поэтому суммировать указанные безрисковые денежные потоки с действительно рискованными доходами от "собственно проекта" и затем дисконтировать полученную сумму по ставке, учитывающей риск, некорректно (не говоря уже о том, что доля рискованной части в такой сумме будут меняться по годам расчетного периода). Вот здесь действительно имеется существенное различие в методологии оценки эффективности ИП и оценке стоим ости бизнеса, и виной тому, как нам представляется, является весьма примитивное представление многих оценщиков о методах учета факторов неопределенности и риска. 3. Для обоснования включения в ставку дисконта “премии за риск” нередко ссылаются на модель оц енки капитальных активов ( CAPM ), однако при этом искажают сущность указанной модели. Между тем, CAPM утверждает, что для приведения (к дате оценки) будущего неопределенного дохода необходимо дисконтировать математическое ожидание этого дохода по ставке, вк лючающей премию за так называемый систематический риск (рассчитываемой с помощью специальных бета - коэффициентов). Обратим внимание на подчеркнутые слова! Как видим, во - первых, в ставке дисконта должен учитываться только один вид риска — систематический, и соответствующая премия, как видно из CAPM , отражает корреляцию между будущими неопределенными доходами и доходностью рыночного пакета финансовых инструментов. Во - вторых, дисконтироваться по этой ставке должны не наиболее вероятные (в любом понимании этог о термина) будущие доходы, а именно математические ожидания этих доходов, причем исчисленные по тем же самым вероятностям, по которым рассчитываются бета - коэффициенты. Ясно, что выполнить эту процедуру реально возможно только применительно к ценным бумагам , например, к акциям. Поэтому данный прием широко применяется именно при оценке ценных бумаг. В оценке бизнеса он может использоваться только тогда, когда речь идет об оценке пакетов акций, но отнюдь не тогда, когда для этого используются прогнозируемые д енежные потоки оцениваемого предприятия (ибо денежные потоки предприятия всѐ - таки не совпадают с денежными потоками акционеров). Если же говорить об оценке недвижимости, то здесь реализовать рассматриваемый подход еще труднее. Начнем с того, что никому в мире еще не удалось включить недвижимость в CAPM , так что не очень ясно, применима ли эта модель к таким активам. 10 Учитывая изложенные обстоятельства, некоторые авторы предлагают учитывать риск инвестиционных проектов, дисконтируя доходы по повышенной ставке дисконта, а расходы — по пониженной. К счастью, эти предложения не нахо дят поддержки у широкого круга оценщиков и экономистов, а чиновники не успели включить их в какой - либо нормативный документ. 31 Но даже если CAPM справедлива по отношению к недвижимости и какая - то корреляция между доходами от разных типов объектов недвижимости и конъюн ктурой финансового рынка есть, для практических расчетов необходимо знать соответствующие беты для российского рынка недвижимости. Увы, они пока еще достаточно надежно не оценены. И, наконец, необходимо рассчитывать математические ожидания будущих доходов от недвижимости, что намного сложнее, чем установить их “наиболее типичные” или, как говорят оценщики, “наиболее вероятные” значения. К тому же и “защитить” свои оценки математических ожиданий в случае возможных споров оценщикам будет намного сложнее. От метим, наконец, что в соответствии с CAPM в ставку дисконта недопустимо включать поправки на несистематические риски. Более того, одни и те же риски нельзя учитывать одновременно и в ставке дисконта и в денежных потоках (об этом все говорят, но почему - то и менно в Стандартах оценки это не оговаривается)! С этих позиций так называемый кумулятивный метод ( © build - up ª approach ) установления ставки дисконта , опубликованный в свое время в бюллетене Business Valuation News (см. также [ 14 , с.134 - 137; 15 ; 16 , с.188], не выдерживает критики: риски, отражаемые в ставке дисконта, в большинстве своем несистематические и к тому же оценщики одновременно учитывают их и при прогнозировании денежных потоков. В то же время, если уж ссылаться на CAPM , то гораздо более плодотворной оказывается ссылка на другое, так называемое “ценовое” представление этой модели [ 8 , 17 ] . В соответствии с ним, для приведения (к дате оценки) будущего неопределенного дохода необходимо дисконтировать по безриск овой ставке так называемый детерминированный эквивалент ( certainty equivalent ) этого дохода, отличающийся от математического ожидания поправкой, учитывающей систематический риск. Иными словами, в этом случае поправку на риск надо вводить в сами денежные п отоки, а не в ставку дисконта. Это удобнее, потому что и поправки на несистематические риски также вводятся именно в денежные потоки. Внимательное рассмотрение данной проблемы показывает, что установление ставки дисконта нельзя рассматривать в отрыве от у становления тех денежных потоков, к которым она применяется. На этот раз речь идет уже не о составе потоков, а об учете риска в них. На этот аспект проблемы ни оценщики, ни проектировщики - экономисты должного внимания пока не обращают, ибо в большинстве слу чаев нужные потоки являются для них исходной информацией. Поэтому, как в практике оценки стоимости имущества, так и при оценке эффективности ИП, ставка дисконта выбирается одной и той же независимо от того, получены ли денежные потоки на основе заключенны х договоров, рассчитанного кем - то бизнес - плана или утвержденной и согласованной с государственными органами проектно - сметной документации. Между тем, происхождение и характер потоков играет решающую роль при установлении ставки дисконта . Как ни удивительно , но впервые в нормативно - методическом документе внимание на это обратили бухгалтеры. В недавно выпущенном американским Советам по стандарт ам финансового учета (ССФУ — FASB ) стандарте ССФУ 157 “Измерение справедливой стоимости” выделено несколько типов ден ежных потоков, для дисконтирования которых следует использовать разные ставки дисконта (о проблемах конвергенции методов оценки имущества, бухгалтерского учета и оценки эффективности ИП — подробнее см. [ 18 ]). 1) Договорные/обещанные. Соответствующие доходы/ра сходы обусловлены ранее заключенным договором, предварительным соглашением или публичной офертой. 32 2) Наиболее вероятные. Как понимать этот термин, в ССФУ 157 не указывается, но, скорее всего, так же, как его понимают оценщики (см. выше). 3) Ожидаемые. Эти поток и определяются как математические ожидания возможных потоков, или, как сказано в ССФУ 157, ©взвешенные вероятностью денежные потокиª. 4) Скорректированные на систематический риск ожидаемые потоки. Они определяются путем корректировки ожидаемых денежных потоко в на систематический риск, и соответствующую методологию мы рассмотрим ниже. Подразумевается (но прямо не говорится), что денежные потоки всех лет, связанные с оцениваемым активом, должны формироваться одним и тем же способом. Иными словами, нельзя, наприм ер, поток первого года принимать договорным, а поток второго года – наиболее вероятным. Для потоков первых двух типов учитывающую риск ставку дисконта или “премию за риск” предлагается “снимать с рынка” или брать по аналогии. В большой степени это оправда но, однако только применительно к отдельным составляющим денежного потока. Действительно, при оценке бизнеса приходится учитывать одновременно, скажем, “договорную” выручку от реализации продукции и “наиболее вероятные” размеры уплачиваемых налогов, приче м соотношение этих составляющих на разных шагах может быть различным. Ясно, что единую “усредненную” ставку дисконта, приемлемую в такой ситуации, “снять с рынка” невозможно, хотя каждую из указанных составляющих было бы вполне допустимо дисконтировать по своей ставке (до чего пока ни оценщики, ни бухгалтеры, ни проектировщики - экономисты еще не дошли). Для ожидаемых денежных потоков ставка дисконта также должна учитывать риск, однако только систематический (недиверсифицируемый), понимаемый в смысле CAPM . Су щественно, что для применения изложенного способа термин “ожидаемый поток” необходимо понимать именно так, как определено в ССФУ. Другими словами, необходимо рассмотреть ряд возможных сценариев использования актива, приписать каждому из них определенную ве роятность, оценить отвечающие этим сценариям денежные потоки и “взвесить” их по соответствующим вероятностям. Наибольший интерес для нас представляет упоминаемый в ССФУ метод, основанный на использовании скорректированных на риск ожидаемых денежных потоков . Хотя прямо об этом не говорится, но идея метода также связана с CAPM , а сами скорректированные на риск ожидаемые денежные потоки понимаются именно как детерминированные эквиваленты этих потоков. Другое дело, что для бухгалтеров, незнакомых с CAPM , в ССФУ 157 предлагается оценивать детерминированный эквивалент, уменьшая ожидаемый поток на определенный процент на некоторый процент. По нашему мнению, для реальных (не финансовых) активов это некорректно, поскольку на разные составляющие денежного потока сист ематический риск влияет по - разному, и учесть это применением единого “переводного” коэффициента нельзя. Любопытно также отметить, что поток инвестиционных затрат, рассчитанных в соответствии с утвержденной проектно - сметной документацией, ни в один из указ анных типов не попадает (соответствующие размеры капитальных вложений и сроки их осуществления не закреплены в договорах, не отражают в должной мере размер непредвиденных затрат и потому не являются ни наиболее вероятными, ни ожидаемыми, ни тем более скорр ектированными на риск). Остается дожидаться новой редакции ССФУ 157, чтобы узнать, какую ставку дисконта надо применять здесь. Как видим, между задачами оценки стоимости имущества и оценки эффективности ИП имеется много общего. Конечно, есть и различия, в о многом обусловленные как целями оценки, так и повышенной ответственностью оценщиков. В то же время представляется, что многие из указанных различий носят временный характер и должны со временем сглаживаться. С этих позиций представляется контрпродуктивно й позиция 33 некоторых оценщиков и большинства бухгалтеров , демонстративно дистанцирующихся от теории эффективности ИП . В каком же направлении должны далее развиваться обе рассматриваемые дисциплины (мы не беремся пока судить о перспективах развития бухгалтер ского учета) ? Здесь есть два пути. Первый — “ сохранить всѐ, как есть ”. Это значит, что и далее надо рассматривать оценку имущества и оценку эффективности проектов как разные разделы экономической науки, в чем - то близкие, в чем - то различающиеся. Встав на эт от путь, можно рассуждать о сходствах и различиях этих дисциплин, но не больше — никакие доводы представителей одной из них не смогут убедить в чем - либо представителей другой, точно так же, как бухгалтер не сможет убедить политэконома, и они разойдутся, ос тавшись при своих мнениях. Представляется, что этот путь опасен. Исповедуя ту же логику, завтра своей “автономии” могут потребовать “поддисциплины”: с одной стороны, например, оценка автотранспортных средств и оценка интеллектуальной собственности, а с дру гой — оценка нефтяных месторождений и оценка проектов развития железных дорог. И ведь будут правы: в каждой из таких “поддисциплин” можно при желании найти как угодно много специфики. А тот факт, что в основу любых оценок стоимости имущества или эффективно сти проектов закладываются единые общие принципы, легко отвергается: все эти принципы являются, по существу, принципами разумного, рационального поведения субъектов и в таком качестве они верны вообще для любой экономической дисциплины. Более продуктивен в торой путь — “интеграция”, “конвергенция” . Это предполагает рассмотрение об е их дисциплин как составных частей одной, более широкой прикладной экономической дисциплины “экономические измерения”. Такая дисциплина должна иметь предметом, в том числе, и стоимо стную оценку любых объектов, включая, разумеется, и оценку эффективности инвестиционных (и не только инвестиционных!) проектов и оценка имущества. Другими объектами оценки могут быть, прежде всего, “обычные” (неинвестиционные) товары , а также работы и услу ги — необходимость в такой оценке возникает, например, при налогообложении, а соответствующий подход к оценке изложен в статье 40 Налогового Кодекса РФ. Кроме того, важными задачами являются оценки имущества для целей залога или страхования, а также оценка ущербов (которые, как известно, ни имуществом, ни бизнесом не являются). Наконец, все более актуальной становится стоимостная оценка разного рода социальных явлений (скажем, ухудшения социальной обстановки в регионе) и нормативных актов (законопроектов, м еждународных соглашений и т.п.) — этими вопросами сейчас всерьез и системно никто не занимается. Из изложенного отнюдь не вытекает, что сложившееся в стране и закрепленное в законодательстве понятие оценочной деятельности надо расширить, дополнив его указ анными видами оценок, или что при подготовке оценщиков надо обучать их методам соответствующих оценок. Отнюдь нет! Однако резко отграничивать оценочную деятельность от других видов оценок, ссылаясь только на организационные и юридические ее особенности, пр едставляется непродуктивным. Если же оценка эффективности инвестиционных проектов наряду с оценкой имущества становится частью более общей экономической дисциплины, то на этой базе можно уже обсуждать имеющиеся расхождения в методах отдельных расчетов, опр еделять рациональные сферы их применения, унифицировать терминологию 11 , совместно вырабатывать позиции по вопросам отражения стоимостных оценок в финансовой отчетности. Исходной базой для предлагаемой интеграции являются два обстоятельства: 11 Трудности унификации терминологии поясним на примере показателя NPV . Казалось бы, почему бы в расчетах эффективности проектов не именовать его чистой текущей или приведенной стоимостью? Между тем, проект не является имуществом, а стало быть, не имеет ни рыночной, ни какой - то иной стоимости (в смысле стандартов оценки). Кроме того, как отмечалось выше, понятие “стоимость проекта” шир око используется в литературе и в нормативных документах для обозначения общего объема инвестиций (иногда говорят “сметная стоимость проекта”). 34 1) рыночная стоимос ть объекта на некоторую дату, оцениваемая методом ДДП, одновременно является NPV ( ЧДД, интегральным эффектом , ЧПС ) проекта наиболее эффективного использования приобретенного на эту дату объекта. При этом проект приобретения данного объекта в указанную дату и последующего наиболее эффективного его использования имеет нулевой NPV , если для дисконтирования используются рыночные ставки дисконта; 2) объективная оценка эффективности проекта предполагает использование рыночных стоимостей производимых по проекту товар ов, работ и услуг и потребляемых ресурсов. Встав на этот путь, придется одновременно признать, что проектировщики - экономисты (а, может быть, теперь их стоило бы называть “оценщиками инвестиционных проектов”) также должны подчиняться соответствующим станда ртам оценки. Таких стандартов в настоящее время не существует, и их надо будет разработать. Понадобятся и какие - то изменения и дополнения в стандарты поведения “оценщиков инвестиционных проектов”, возможно, потребуется кое - что изменить и уточнить в существ ующих стандартах оценки. Понадобится и их сертификация (для чего, в свою очередь, нужно будет разработать специальные образовательные стандарты), что не так уж плохо в условиях, когда оценкой эффективности проектов занимаются все, кому не лень прочитать па ру переводных учебников. Тем не менее, данный путь представляется достаточно плодотворным, он позволит организовать необходимые творческие дискуссии, обмен идеями и в конечном счете — повышение как качества оценок имущества, так и качества разрабатываемых и оцениваемых инвестиционных проектов. ЛИТЕРАТУРА 1 . Международные стандарты оценки. Седьмое издание 2005 (МСО 2005) / Пер. с англ . М.: Российское общество оценщиков, 2005. 2 . Европейские стандарты оценки 2000 / Пер. с англ. М.: Российское общество оценщиков, 2003. 3 . Оценка стоимости предприятия (бизнеса) / А.Г.Грязнова, М.А.Федотова, М.А.Эскиндаров, Т.В.Тазихина, Е.Н.Иванова , О.Н.Щербакова. М.: Интерреклама, 2003. 4 . Виленский П.Л., Лившиц В.Н., Смоляк С.А. Оценка эффективности инвестиционных проектов: Теория и практика: Учебное пособие. 3 - е изд., испр. и доп. М.: Дело, 2004. 888 с. 5 . Методические рекомендации по оценке эффе ктивности инвестиционных проектов (вторая редакция). Издание официальное. М.: Экономика, 2000. 6 . Глоссарий к международным и европейским стандартам оценки на русском языке и англо - русский словарь / Г.И. Микерин, Н.В. Павлов. – М.: Интерреклама, 2003. 7 . Ре гламент составления проектных технологических документов на разработку нефтяных и газонефтяных месторождений (РД 153 - 39 - 007 - 96). - М.: Минтопэнерго, 1996. 8 . Брейли Р., Майерс С . Принципы корпоративных финансов. М.: Олимп - Бизнес, 1997. ( 2 - е издание – 2004) . 9 . Коупленд Т., Коллер Т., Муррин Дж. Стоимость компаний: оценка и управление. ( 2 - е издание) Пер. с англ. - М., ЗАО ©Олимп - Бизнесª, 2005 10 . Козырь Ю.В . Стоимость компании: оценка и управленческие решения. М.: Альфа - пресс, 2004. 11 . А.Л.Лурье . Экономический анализ моделей планирования социалистического хозяйства. М.: Наука, 1973. 12 . Смоляк С.А. Оценка инвестиционных проектов в условиях риска и неопределенности. – М.: Наука, 2002. 13 . Методологические основы оценки стоимости имущества. / Микерин Г.И., Гребенни ков В.Г., Нейман Е.И . – М.: Интерреклама, 2003. 14 . Оценка стоимости недвижимости. / Грибовский С.В. и др. М.: Интерреклама, 2003. 15 Хохлов Н.В. Управление риском. - М.: ЮНИТИ,2001. - 239 с. 16 . Валдайцев С.В . Оценка бизнеса и управление стоимостью предприят ия: Учебное пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ - ДАНА, 2001. – 720 с. 17 . Крушвиц Л. Финансирование и инвестиции. Неоклассические основы теории финансов / Пер. с нем. СПб: Питер, 2000. 18 . Микерин Г.И., Смоляк С.А. Измерения (оценки) справедливой стоимости для фин ансовой отчетности: применение методик оценки стоимости и методик приведенной стоимости в бухгалтерских оценочных расчетах (в измерениях, в расчетных оценках). // Вопросы оценки, № 3, 2006, с. 2 - 14.

Приложенные файлы

  • pdf 42712538
    Размер файла: 537 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий